Публикации

Шанс начать сначала

Всего две недели назад Оксана Рублева переехала с семьей в город Красноярск из Казахстана. Позади  суета по сбору документов, расставание с родителями и друзьями, перелет в другую страну.

Родом из Казахстана

У Оксаны было счастливое детство. Особенно она любит вспоминать, когда ездили к бабушке Нине Константиновне: «Нас было шестеро внуков разного возраста с трех семей, и на все лето мы приезжали к ней. Бабуля нас учила вышивать, дед - обувь шить. Мне всегда было интересно, как жили мои деды и прадеды. Знаю историю своего рода до четвертого колена. В роду у нас были и татары, и узбеки, но преимущественно мы все – русские. Скучаю очень по бабуле, давно не видела. Но теперь мы сможем чаще общаться, ведь она живет в России, в городе Стрежевой Томской области».

Оксана родилась в городе Семипалатинске, а потом родители переехали в деревню Шульбинск. Там Оксана и познакомилась со своим будущим мужем Евгением. Но тогда они и представить не могли, что будут мужем и женой. Вместе ходили в школу, встречались в одной компании. Затем окончили школу: Евгений уехал на учебу в Россию, в город Новосибирск. Оксана поступила в гуманитарный институт по специальности педагог-психолог. 

Ну а дальше случилось то, чего никто предположить не мог. Оксана влюбилась в гражданина Пакистана. Теперь она даже имени его вспоминать не хочет, а тогда казалось, что счастливее ее нет никого на свете. Он учился в медицинской академии и был очень обходителен. Они зарегистрировали брак в Семипалатинске, и в 2003 году Оксана уехала в другую страну. Страну со своими порядками и обычаями.

«В Пакистане жить было страшно. Беспокоили взрывы, иногда ночью земля  содрогалась. Я потом долго уснуть не могла. Запомнился один эпизод. Я хотела поехать к его родителям, но обстоятельства сложились так, что опоздала на автобусный рейс.  Позже узнала, что его взорвали и люди погибли... Мы потом с мужем уехали в Лахор. Конечно, красивый город, много старинных зданий и мечетей. Я начала учить их язык «урду». Смотрела телевизор и пыталась понять, о чем идет речь. В общем, старалась всеми возможными способами научиться понимать, чтобы и меня, в свою очередь, тоже понимали.

Конечно, ко мне было, как к русской, пристальное внимание. Женам не разрешалось работать, но я же была гражданкой Казахстана, поэтому убедили и мужа, и свекровь, что мне можно. Я познакомилась с русской женщиной Марией, которая работала  учительницей в частной школе. Она поговорила с директором и пригласила меня поработать ее помощницей. Восемь месяцев мы трудились  вместе. Правду говорят, что русский человек нигде не пропадет. Мы придумывали для ребятишек разные творческие задания, конкурсы, применяли те формы обучения, которые в Пакистане не практиковались. И директор нами был доволен. Вскоре я поняла, что у меня будет ребенок. Работать было уже нельзя. Родилась дочь, назвали ее Софией, и я с головой окунулась в заботу о малышке. Ну а затем позвонили родители и попросили меня приехать. Им нужна была моя помощь, и я собралась не раздумывая».

У родителей

«Я вернулась в Шульбинск, и казалось, что не было тех пяти лет жизни, что я провела в Пакистане, - продолжает рассказ Оксана. - Дома было все хорошо и спокойно. Вокруг все говорили на русском языке, и это меня успокоило. Я вдруг поняла, что не хочу возвращаться в Пакистан. Ну а потом открылись такие обстоятельства, что уезжать туда для меня не было никакого смысла. Я случайно узнала, что муж решил снова жениться. Я не понимала многих их законов, ну а многоженство никогда б не приняла.

Хотя мы поженились на казахской земле, мне долго не удавалось развестись, поскольку он был иностранным гражданином. Но я своего добилась, хотя по судам пришлось побегать. Присылал он мне пару раз деньги на содержание дочки, но я ничего не просила, и скоро он не стал давать о себе знать.

Как-то раз я встретила своего друга детства Евгения Рублева. И наша встреча перевернула всю мою жизнь. Родители и друзья были просто поражены тем, что наши дружеские отношения переросли в любовь. Евгений заботился о нас, а дочка София стала называть его папой. 

Мечта

«Евгений давно мечтал уехать в Россию. Пятнадцать лет назад его друг Сергей уехал в Красноярск и хорошо устроился. У него есть все для счастливой жизни: семья, жилье, хорошая работа. А что еще человеку нужно?!

Евгений частенько летал к Сергею в гости, но уехать из Казахстана долгое время не мог себе позволить: чувствовал себя ответственным за сестер. Ну а когда сестренки вышли замуж, Женя понял, что наступила пора осуществить свою мечту – уехать в Россию. Муж хотел поехать наобум, но я была против. Знаю несколько земляков, которые месяцами живут в России, потом едут в Казахстан, собирают справки. В общем, мотаются взад-вперед. Это и неудобно, и хлопотно. Я так не хотела. У меня три приятельницы уехали по Программе переселения соотечественников - одна в Калининградскую область, а две другие  –  в Омскую. Никто не жаловался. По Программе, конечно, гораздо лучше ехать,  и есть гарантии, что мы быстро получим гражданство, а это очень важно. Я решила пойти по их пути. Зашла на сайт миграционной службы – там все понятно написано, почитала форумы, журналы.

Первым делом я лишила бывшего мужа родительских прав. Наши отношения давно остались в прошлом, а у ребенка должно быть будущее: хорошая школа, дополнительные занятия, перспектива получения достойного высшего образования.

Евгений удочерил Софию. Интересно, что те, кто видел их рядом, говорили, что дочка  - «вылитый папа». И ему, и мне это было приятно.

Я поехала в российское консульство в Алма-Ату. Консультация по переселению проходила в определенные дни. Узнала, какой пакет документов необходимо собрать, и начала подготовку. Конечно, не так просто было все подготовить. Нужны были нотариально заверенные переводы всех документов. На это ушло полтора месяца. В феврале в Алма-Ате мне вручили свидетельство переселенца.

В Красноярске

Я никогда не чувствовала в Казахстане проявления неуважения к себе и своей семье. Неплохо знаю казахский язык и понимаю, о чем говорят. Если, например, мы сидели в одной компании и среди нас был казах, то он говорил на русском языке. Но сейчас в Казахстане много разговоров ведется о том, что все будет переводиться на казахский. Значит, русскоязычное население столкнется с новыми сложностями. А я хочу, чтобы у моей семьи их не было.

 В Красноярске пока еще только обустраиваемся, живем в съемной двухкомнатной квартире, дел у нас очень много.

В Казахстане я работала вожатой в школе, библиотекарем, нередко замещала учителей начальных классов. Так что с трудоустройством, я думаю, особых проблем не будет. Хорошо, что Сергей помогает, находит для нас время, часто возит на своей машине.

Ребенок на ура воспринял переезд. Сначала София переживала, что все подружки остались там, но стоило нам пойти в парк отдыха, как она тут же со всеми перезнакомилась. Ей очень понравилось. Она то и дело кричала: «Мам, смотри, какие качели! Мама, а давай на лошадках покатаемся. Мама, пойдем на батут…»

Как ни странно, сибирский климат мне хорошо подошел, в Казахстане я чувствовала себя хуже. Город пока не знаю, первое время пугали пробки в центре Красноярска.

Конечно, мне сейчас многое нужно сделать. Софию определить во второй класс, а может даже придется идти в первый, потому что говорят, уровень знаний может оказаться значительно ниже. Но я буду заниматься с дочерью, чтобы ей не пришлось заново учиться в одном и том же классе, да и морально это тяжело.

Сейчас подаем документы на РВП, а затем – пакет документов на получение компенсаций. Мне показалось, что много народу едет в Россию. По крайней мере, когда поехали в поликлинику для сдачи крови на анализ, «вышел» полный автобус - и все по Программе переселения. Человек двадцать пять сразу.

Пока мы с мужем не работаем, обустраиваемся и живем на деньги, которые накопили для переезда в Россию. Там осталась старая жизнь, здесь - шанс начать все по-новому.

Хочу перевезти родителей и младшую сестренку. Она окончила десятый класс. Было бы хорошо, если б она поступила в университет здесь, в Красноярске. 

Ну, а мы еще мечтаем о сыне. Чтобы он уже родился в России.

Журнал "Русский век", №7, 2014 год