Публикации

«Сегодня мы видим попытку выдать за основную версию истории взгляд озлобленных и проигравших прислужников нацистского режима»

Героизируя пособников фашистов, нынешние власти Украины пытаются задним числом оправдать тех, кто давал присягу на верность Гитлеру. О том, как можно противостоять этим попыткам, говорит руководитель исследовательских программ фонда «Историческая память» Владимир Симиндей.

- Сегодня на Украине полным ходом идёт героизация бандеровцев, признание деятельности ОУН-УПА борьбой за свободу и независимость Украины. С точки зрения историка как воспринимается подобная аргументация?

- На самом деле мотивация лиц, которые пошли служить в коллаборационистские формирования – что в Прибалтике, что на территории Молдавии или Украины, – отнюдь не исчерпывается какими-то романтическими представлениями о создании некоего национального государства. В том понимании национального, которое сегодня, скорее, воспринимается как фашистское. Были и другие мотивы: это и личная корысть, месть. Это и лица, которые под угрозой смерти шли служить – например, из концлагерей, когда предательство было совершено в условиях реальной угрозы жизни, хотя, конечно, это остаётся предательством.

И сегодня, когда правящие силы в Прибалтике и на Украине приписывают задним числом исключительно патриотические и национальные мотивы большинству соучастников этих подразделений, это, конечно, передёргивание и попытка изменить те реалии, которые существовали в то время. Вся эта героизация на законодательном уровне носит откровенно политический характер. Она ставит одной из задач попытку в духовно-нравственном плане довоевать с Советским Союзом в лице современной России. По сути переписать то представление, которое сложилось у старшего поколения, и выдать всё это за истину молодому поколению.

Безусловно, это порочная практика. И здесь большая задача историков, кинодокументалистов, представителей средств массовой информации, общественных деятелей - показывать на основе архивных документов, воспоминаний, широкого исторического материала, как это всё на самом деле происходило. Понятно, что могут быть оттенки в подаче материала, но откровенное перевирание фактов, подмена тех реалий, которые тогда были, искусственно изобретёнными позднее, неприемлемо и должно встречать противодействие.

- Из архивов, опубликованных Министерством обороны России следует, что эти подразделения воевали в том числе и собственным народом.

- Безусловно, они задействовались для совершения подобных акций, ну прежде всего в отношении других народов – это и соучастие в Холокосте, соучастие в сожжении белорусских деревень – в этом участвовали и латышские и украинские полицаи. Но в отдельных случаях их задействовали и в карательных акциях против этнически близких людей. В реалиях 20-го века говорить о том, что люди, которые пошли в услужение к Гитлеру, давали ему присягу на верность, могли создать что-то позитивное и способствовать созданию национального государства – это, конечно, выдумка. Ничего такого они не могли себе позволить, исходя из той доктрины, которая доминировала в нацистском руководстве, которое хотело использовать так называемые восточные народы, но не считаться с ними в политическом и культурном плане.

- Что сегодня необходимо делать для того, чтобы напоминать той же Европе о недопустимости героизации пособников фашистов?

- Наверное, здесь нужно работать и с научным экспертным сообществом, предоставляя корректные, адекватные материалы – как архивные, так и аналитические. С другой стороны, речь должна идти о том, чтобы доводить до более широкой аудитории известные историкам факты. Главное, чтобы с уходом юбилейного года не падал интерес и понимание важности этой работы.

- Известно, что в советское время старались не особо акцентировать проблему украинского, прибалтийского коллаборационизма. Не хотели портить имидж «семьи народов»?

- С одной стороны, об этом, конечно, было известно. Общество знало, что были полицаи, и как тогда говорили – пособники фашистов. Были некоторые судебные процессы, которые освещались в прессе. Но всё-таки на другой чаше весов лежал тезис о дружбе народов. И вместо принципиального разбора всех случаев, некоторые из них ретушировались. Нужно сказать, что многие нацистские пособники в той же Прибалтике выпадали из поля внимания проверяющих органов. К примеру, рядовой состав латышского и эстонского легионов СС после небольшой проверки отправлялся по домам – задействовался на нужды местного хозяйства, либо призывался дослуживать в ряды Красной Армии в тыловых частях. Офицерский состав, естественно, отправлялся в лагеря. При этом к власовцам и украинским коллаборационистам отношение было более жёсткое. И значительная часть их рядового и низового состава подверглась определённым репрессиям.

Сегодня мы видим попытку выдать за основную версию истории взгляд вот этих озлобленных, проигравших, прислуживавших чуждому, антидемократическому, самому страшному в истории нацистскому режиму. И выдавать их за предтечу какого-то национального возрождения - это, конечно, удивительно и печально.