Публикации

Русский язык в связи с миграцией и глобализацией

Более половины носителей русского языка живут за пределами России. Русских туристов и бизнесменов сейчас можно встретить в любой стране мира. Какие изменения при этом происходят с русским языком? О своих исследованиях в этой области рассказала Лариса Рязанова-Кларк - директор Русского центра им. княгини Дашковой (The Princess Dashkova Russian Center) Эдинбургского университета.

В Центре имени Дашковой мы изучаем русский язык в эпоху глобализации, пытаемся найти ответ на вопрос, каков он - глобальный русский? В какой степени географическая отдаленность от России и мобильность говорящих по-русски влияет на нарративы на русском языке? Эти темы находятся не совсем в исследовательском мейнстриме, но, на мой взгляд, это тоже очень важное направление современной науки. Существует несколько проектов, которые позволяют дать ответы на эти вопросы. Я надеюсь, что они смогут воодушевить молодых ученых, аспирантов, которые сейчас думают о своих диссертациях.

Много говорилось и писалось о том, что русский язык в последние двадцать пять лет потерял в статусе и что количество использующих русский язык сильно сократилось. Действительно, это так. По крайней мере, это было так в девяностые годы. Но это далеко не полная картина ситуации. Тренд, который связан с русским языком, далеко не линейный, и процесс глобализации, то есть соотношение русского языка и большого окружающего мира, имеет и другую сторону.

Существует много факторов, в связи с которыми необходимость изучения русского языка и его использования не уменьшается, а растёт, в том числе в дальнем зарубежье. Какие это факторы? Например, рост разного типа мобильности: туризма, причём не только традиционного посещения во время отпуска, но и временного посещения для обучения, студенческого научного обмена, стажировок, ведения совместного бизнеса и даже так называемого медицинского туризма.

Во многих странах, где мобильность русскоговорящих становится особенно значительна, происходит так называемая коммодификация русского языка. То есть язык получает новое измерение - коммерческую ценность. У тех, кто им владеет, повышаются шансы на приобретения работы, улучшается состояние дел в бизнесе, появляется возможность получить бо́льшую прибыль по сравнению с теми, кто не может предоставить услуги на русском языке.

В России коммодификация русского языка хорошо видна, когда мы говорим о группах мигрантов, приезжающих в Россию. Конечно, знание русского языка очень сильно помогает им в получении работы.

За рубежом благодаря русскоязычным туристам (и не только) русский язык появляется в языковом ландшафте городов: в названиях и вывесках, в объявлениях, меню ресторанов. В области туристских услуг возникает спрос на фирмы и на гидов, обслуживающих русских туристов на их языке, печатаются и появляются информационные материалы, книги и карты на русском языке. Например, в самом большом книжном магазине Британии «Уотерстоунз» в Лондоне теперь есть большой отдел русских книг. Это тоже тот же самый процесс.

В некоторых странах русский язык становится важным языком обслуживания, который требуется в гостиницах, кафе и магазинах. Этот тренд, например, наблюдается в прибалтийских странах, в Финляндии, в Турции и на Кипре. Вот это изменение в ландшафте языков - появление русского языка в многоязычном или в иноязычном мире - очень интересно, и это надо изучать.

Ещё один важный научный вопрос, связанный с современными глобальными языковыми процессами, - то, каким становится сам корпус русского языка. Что происходит, когда на одном языке начинают разговаривать в разных странах и в разных языковых культурах?

Например, английский язык стал очень разным в связи с миграцией, глобализацией и освоением континентов. В науке такой процесс называется плюрицентричностью или многополярностью языка. В таком языке норма становится множественной и неоднозначной.

Очень часто это происходит за счет структурной целостности и увеличения вариативности. Интересно проследить, становится ли русский язык плюрицентричным? Станет ли он когда-нибудь таким, как, скажем, американский английский, австралийский английский, гонконгский английский, британский английский, или этого никогда не произойдёт? Это интересная область, и надо исследовать русский язык в Молдове, в Латвии или, например, в Гонконге - всюду, где существуют большие сообщества русскоговорящих.

И последнее. В этом году в Центре имени Дашковой мы провели научное исследование, посвящённое изучению нарративов русскоязычного туризма в Шотландии. Этот проект получил грант Британского совета по гуманитарным наукам, и мы его фактически уже закончили. Но в целом тема того, как русскоговорящие начинают ощущать себя в мире в то время, когда они приезжают в новое для себя место, по-прежнему довольно мало изучена.

Между тем туризм - это очень интересное и давнее явление. Ещё древние пилигримы и русские путешественники восемнадцатого и девятнадцатого веков ездили в путешествия, и это был способ самопознания, попытка поиска себя.

Наше исследование показало, что русскоязычные туристы сегодня как бы следуют традициям русских туристов восемнадцатого и девятнадцатого веков, и они входят в процесс межкультурного диалога с той страной, в которую они приезжают, - в частности, в Шотландию. Их впечатления очень нарративны и дискурсивны, и на этом примере очень хорошо вырисовывается многослойность русской идентичности. Она проявляется как раз в тот момент, когда турист говорит о себе и о том, как он воспринимает окружающий мир.

(Из выступления на X Ассамблее Русского мира (Москва, 3 ноября 2016 г.))