Публикации

НА МОЕМ ПУТИ ВСТРЕЧАЮТСЯ ТОЛЬКО ХОРОШИЕ ЛЮДИ

Рената Стефаненко – очень интересный человек. По образованию – инженер-геолог, а по натуре – большая оптимистка. Она улыбается, шутит, словно с собой привезла южное солнышко. Такое чувство, что мы знакомы давно. Но я никогда не была в Узбекистане, а Рената о своем поселке Нурабад рассказывает с нежностью. Там остались ее муж и дочь, там она родилась, выросла, обрела семью, любимую профессию…

 

Рената нам очень понравилась

Я и раньше бывала в научных лабораториях, но в такой оказалась впервые: какие-то странные приборы, колбы, грунт в особой таре, печь. Загадочный интерьер. В ООО «Сибстройизыскании+» выполняются работы по комплексным инженерно-геологическим и инженерно-геодезическим изысканиям для линейных сооружений, гражданского и промышленного строительства. Компания оснащена современным буровым оборудованием для выполнения работ в любых районах Красноярска и Красноярского края и собственной грунтовой лабораторией, где и работает моя новая знакомая – Рената Хамитовна Стефаненко – переселенка из Узбекистана.

Коллектив лаборатории замечательный, хоть и небольшой: всего четыре человека. На месте никто не сидит: Рената налила чай и сразу же убежала, оставив меня наедине со своей начальницей – Татьяной Викторовной Сковородиной:

«Рената нам понравилась сразу: общительная, открытая, доброжелательная, – рассказывает Татьяна Викторовна. – Работник отличный: ответственная и внимательная. Конечно, мы рады, что она появилась в нашем коллективе.

Работа у нас кропотливая, я бы сказала, специфическая, мы работаем с очень сложным материалом – грунтом, и от нашего исследования зависит многое. В том числе и безопасность людей. Но мне нравится, и свою профессию я вряд ли променяла бы на другую. Думаю, что и мои коллеги придерживаются такого же мнения.

Интересно, но я сама когда-то работала в Узбекистане в поселке Маржанбулак, который расположен недалеко от поселка, где выросла Рената. Тогда Рената только пошла в первый класс и не знала, что судьба нас сведет и сделает коллегами. Мир тесен!

Нам требовался гидрогеолог, Рената пришла по объявлению. У нее еще тогда и гражданства российского не было, она показала узбекский паспорт и удостоверение переселенца. Директор насторожился и засомневался. Но Рената попросила его позвонить в миграционную службу, и там его переубедили. Так наша лаборатория обрела нового сотрудника, а Рената – работу по специальности.

Первое, что меня поразило в Ренате – ее огромное уважение к старшим. Я на себе это сразу ощутила и мой статус начальника здесь не при чем. Это особое воспитание, что ли. Рената – очень искренняя, постоянно проявляет заботу, предлагает помощь.

Руководство оценило Ренату, как специалиста, и повысило ей зарплату. Она это заслужила, очень старается, даже в выходные выходит на работу, которые, кстати, по двойному тарифу оплачиваются. Мы все знаем, что Рената мечтает о собственном жилье, и в скором времени планирует оформить ипотеку».

 

У меня было счастливое детство

Сейчас Ренате немного за тридцать, но выглядит она гораздо моложе. Наверное, потому, что часто улыбается и не унывает, хотя близкие пока далеко. Но Рената ни о чем не жалеет, считает, что ее семье нужно пройти это испытание.

 

«У меня было счастливое детство. Я жила в поселке закрытого типа Нурабад. Он словно оазис среди степей: яркий, утопающий в зелени, благополучный, спокойный. У нас было московское обеспечение и самые лучшие специалисты.

Я по образованию инженер, закончила факультет геологии и разведки полезных ископаемых Ташкентского государственного технического университета. Потом вернулась в Нурабад, работала по специальности. Знаю каждую скважину, которую исследовала, а их было немало – около восьмисот. И о каждой могу рассказать что-то особенное, они для меня, как родные.

Увы, в последнее время все изменилось, люди стали уезжать, в поселке почти не осталось русскоязычных учителей. Грустно, однако, ничего не поделаешь, такова реальность. Но мы с мужем хотим, чтобы у нашего ребенка было хорошее будущее, чтобы она получила достойное образование, потому и решили переехать в Россию. Здесь перспектив гораздо больше».

Своей пятилетней дочуркой Рената очень гордится: «У нас с Владой особая связь, я чувствую, когда ей хорошо, когда плохо, и очень скучаю. Мы общаемся каждый день через Интернет. Дочку я уже полгода не видела, скорей бы муж решил все вопросы с документами, и мы снова стали бы жить все вместе!»

Между прочим, дедушка Ренаты – сибиряк, уроженец Новосибирска. Он уехал в хлебный и теплый Ташкент в годы Великой Отечественной войны, когда было холодно и голодно. Тогда многие уезжали, чтобы выжить и спасти семью. А ее отец – из-под Набережных Челнов.

 

Программа переселения соотечественников переполошила весь поселок

Владимир, муж Ренаты, уехал в Россию не по Программе, а просто так, временно, так сказать, на разведку – посмотреть, смогут ли они в дальнейшем перебраться в Красноярск, где у него живут родственники. Владимир устроился на работу в Новоангарский обогатительный комбинат. Работал мастером в дробильном отделении по добыче свинца. Захотел оформить российское гражданство, но с этим возникли проблемы. Поэтому Владимир позвонил домой и велел жене готовить документы на переезд по Программе переселения соотечественников. Тогда эта Программа переполошила весь поселок, – рассказывает Рената, – многие стали оформлять документы и уезжать. Я обратилась в консульство, уточнила то, что меня интересовало, и занялась вплотную этим вопросом. Российское гражданство мы с дочкой получили через четыре месяца – это очень быстро.

Продали свою двухкомнатную квартиру, а деньги пока отдали моей старшей сестре Рамиле. Она тоже уехала по Программе, но только в Калугу. Ее семья купила участок земли и начала строить дом. Уже фундамент заложили. По образованию Рамиля бухгалтер, у нее двое детей. Мы с ней часто общаемся и строим планы на будущее. Сестра нам потом вернет деньги, и мы используем их на первоначальный взнос по ипотеке. Хочу, чтобы в Красноярске у нас было собственное жилье.

 

Потерялась во времени

В Красноярск мы с дочкой прилетели в три часа ночи. Честно говоря, я потерялась во времени и долго не могла понять, где нахожусь. Наверное, с неделю я вообще не осознавала, что я в России, и здесь все по-другому. Заходила в магазин и все цены в уме переводила на доллары, ведь в Узбекистане не рассчитываются российскими рублями. Считала общую стоимость покупки, получалось очень дорого. Никак не могла почувствовать себя дома, и все время задавала себе вопрос: зачем я сюда приехала?

Муж и родственники поддерживали меня, и это помогло адаптироваться в Красноярске.

Нам оплатили стоимость перелета, перечисли на банковский счет подъемные деньги – все быстро и без проволочек. Родственники помогли с пропиской, а потом мы нашли людей, которые тоже приехали из Узбекистана, и они нас прописали бесплатно.

Владу я оставляла с родственниками, но в конце концов пришлось ее на время отправить в Узбекистан – устроить ребенка в детский сад в Красноярске не получилось.

Дочке переезд пошел на пользу: в Узбекистане не было месяца, чтобы она не болела, а прожив зиму в Красноярске, она переболела всего один раз! Видимо, климат, здесь более для нее подходящий. Потому что сейчас в Узбекистане она снова болеет…

В Красноярске мы записали Владу на восточные танцы в танцевальную школу, и она даже успела выступить на сцене Театра юного зрителя. Мы все были в полном восторге, и дочка очень счастлива. Я ею горжусь и очень скучаю. Скорей бы все окончательно устроилось!

 

Стремиться к переменам ради будущего

В Красноярске я не почувствовала негативного отношения, типа «понаехали тут», хотя внешность у меня далеко не славянская. (По национальности Рената – татарка, а ее муж, Владимир – белорус.) На моем пути встречаются только хорошие люди! Я постоянно обращалась в УФМС России по Красноярскому краю, звонила, задавала много вопросов и ни разу не получила отказа и не услышала грубого слова. Я очень благодарна за помощь, за поддержку, за понимание начальнику отдела по работе с соотечественниками, беженцами и вынужденными переселенцами Лидии Георгиевне Бойковой и главному специалисту-эксперту этого же отдела Татьяне Ивановне Зубрицкой.

Хочу еще сказать огромное спасибо Елене Алексеевне Малышевой из управления планирования и экономического развития администрации города Сосновоборска Красноярского края. Она сейчас занимается оформлением гражданства моему мужу и делает все возможное, чтобы дело двигалось быстрее.

Целый месяц я сидела дома, собирала документы, справки и решала вопрос с работой. Дело в том, что когда я переселялась, по моей специальности вакансии не было. Я согласилась в России работать продавцом – лишь бы скорее переселиться, хотя знала, что все равно буду искать работу по профессии. И мне сразу же повезло: муж увидел по телевизору в бегущей строке, что требуется гидрогеолог, записал телефон… и я вот я работаю, там, где мне нравится!

В Узбекистане осталось много знакомых, друзей. Все они интересуются, как нам в России живется. Я отвечаю честно, что поначалу не так все просто и легко, как хочется, но выдержать можно. И стоит стремиться к переменам ради своего будущего и будущего своих детей.

По-моему, по Программе переселения соотечественников в первую очередь должна ехать молодежь, так сказать, осваиваться, прокладывать путь. А потом можно перевозить и родителей. Им ведь, прожившим на одном месте много лет и привыкшим к определенному укладу, гораздо тяжелее, чем нам. Когда муж оформит гражданство, я буду свою маму Фариду перевозить. Она одна у меня осталась, папы не стало полгода назад. Все документы буду оформлять по уже проторенной дорожке – по Программе переселения.

В Красноярске я встретила свой первый Новый год без мужа и дочки. Отмечали вместе с родственниками, запускали фейерверки, было очень красиво. В Узбекистане – всю зиму тепло, а здесь, в Сибири – стоят большие морозы. Но я не мерзну, а иногда даже иду и наслаждаюсь морозным воздухом.

Очень люблю детей, хочу родить еще одного ребенка. Муж мечтает о мальчике, а я – снова о девочке. Я верю – здесь, в Красноярске, мы будем очень счастливы!