Публикации

Барак Обама - первые 50

В канун юбилея президент США рассказал о главных событиях в своей жизни

Президент США Барак Обама ответил на вопросы первого заместителя Генерального директора ИТАР-ТАСС Михаила Гусмана для ИТАР-ТАСС, "Российской газеты" и телеканала "Россия-24". По словам сотрудников пресс-службы Белого дома, это единственное телеинтервью Обамы в преддверии его 50-летия.

 - Михаил, здравствуйте. Рад снова вас видеть.

- Спасибо, я тоже рад видеть вас, господин президент.

- Не за что. Очень приятно.

- Нам тоже чрезвычайно приятно. При вашей-то  нынешней занятости...

- Да уж, работы хватает. Но вы тоже потратили время, чтобы это организовать, так что отменять не хотелось. Надеюсь, у вас дела идут хорошо?

- Ну, мы тут в России гадаем, приедете ли Вы к нам в нынешнем году. Но я об этом Вас еще спрошу.

- Единственное, сразу хочу предупредить, что больше десяти минут у меня сейчас не будет...

- Конечно, мы помним...

- Меня четверо глав государств дожидаются... (У Барака Обамы в этот день состоялась встреча с президентами четырех стран Африки - прим. авт.).

-  Достойнейшие люди. Господин президент, огромное спасибо, что нашли для нас время в своем напряженном графике. Мы с вами встречались ровно два года назад. Тогда вы здесь, в Белом доме, только обживались. А как теперь? Скажите по совести: легче или тяжелее для вас бремя президентства?

- Как видите, седины у меня стало куда больше с тех пор, как я впервые здесь появился. Но ведь мы, вне всякого сомнения, переживаем экстраординарный период в мировой истории. У нас здесь в США произошел самый тяжелый экономический спад с 1930-х. Естественно, мое внимание сосредоточено на том, как вернуть людям работу, стабилизировать финансовую систему совместно с "восьмеркой" и "двадцаткой".

Россия - хороший партнер в этом процессе, и мы успешно ведем стабилизацию, но в мировых масштабах экономика все еще слаба. Это делает бремя моей работы более тяжким.

К тому же на международной арене мы наблюдаем колоссальные перемены. Мы по-прежнему ведем дело к прекращению войны в Ираке, к концу года должны вывести (оттуда) все свои войска. В Афганистане начали переход к ответственности самих афганцев (за обеспечение безопасности в стране - прим. авт.). Арабская весна - это колоссальная благоприятная возможность, но одновременно и вызов, поскольку ситуация там текучая.

Так что в мире одновременно многое меняется. И это утяжеляет бремя президентства. Но это же и экстраординарная возможность для того, чтобы добиваться (желательных) перемен.

- Другая ветвь власти в США - конгресс. Обращаясь месяц назад за этим интервью, я не мог себе даже представить, что придется задавать подобный вопрос. Но, честно говоря, ваш нынешний спор с конгрессом шокировал мир. Как подобное могло произойти, почему?

 - Ну, произошло-то, собственно, то, что у нас сейчас государственное управление разделено (между ведущими партиями - прим. авт.).

Когда меня избрали в 2008 году, конгресс был под контролем демократов. Там были свои заботы, но, естественно, все мы двигались в одинаковом направлении.

В 2010 году республиканцы установили контроль над палатой представителей. А в нашей системе управления конгресс - ветвь власти, равновеликая президентской. И когда палату представителей контролирует партия, придерживающаяся иных взглядов (нежели Белый дом - прим. авт.), это влечет за собой конфликты, споры и разногласия.

Но, честно говоря, я считаю, что мы уладим эти споры и теперь, как всегда бывало в прошлом.

Это составная часть демократии. В ней не всегда все гладко. Бывают и шероховатости. Но, с другой стороны, мы по-прежнему убеждены, что это лучшая из всех имеющихся систем управления. Даже если порой и неудобства возникают.

- Российско-американские отношения. Вы с президентом Медведевым проложили курс "перезагрузки". Кнопка "перезагрузки" уже сработала. А что дальше? Какую надпись вы бы хотели видеть на новой "кнопке"?

- Прежде всего, мне кажется, нам важно оглянуться на прошедшие два года и отдать должное тому огромному прогрессу, которого мы достигли.

Я ведь начал говорить о "перезагрузке", еще когда был кандидатом в президенты. Сразу после избрания, я обратился к президенту Медведеву и, на мой взгляд, мы с ним установили чрезвычайно успешное партнерство в плане "перезагрузки".

Например, договор по СНВ. Его бы не было, если бы между нами не сложились хорошие взаимоотношения. У нас теперь есть двусторонняя Президентская комиссия, которая занимается широким кругом вопросов. Мы идем по графику к тому, чтобы спустя 18 лет, наконец, завершить процесс по ВТО. Есть "соглашение 123", делающее возможным сотрудничество в ядерной сфере. У нас на самом деле идет важный диалог по вопросам противоракетной обороны.

Так что если взглянуть на весь достигнутый прогресс... Думаю, президент Медведев - убежденный патриот. Он яростно отстаивает российские интересы. Но он также признает, что путь к процветанию для России идет через сотрудничество с внешним миром на двусторонней и многосторонней основе. Как следствие, он пользуется широким уважением.

И премьер-министр Путин полностью поддерживает процесс "перезагрузки". Вследствие всего этого наши отношения, на мой взгляд, за последние два года сильно улучшились.

Что касается дальнейшего продвижения вперед, я считаю, что ключ - в экономике. Президент Медведев ведет речь о модернизации в России. У России колоссальный потенциал - и не только из-за ее природных ресурсов и добывающих отраслей типа нефтяной. Есть ведь и невероятно талантливые ученые, математики, инженеры.

Думаю, президент Медведев совершенно прав в том, что если мы будем работать совместно, как партнеры, то сможем расширить торговлю, у вас может появиться российский аналог "Кремниевой долины", где будет создаваться добавленная стоимость в новых отраслях, новых технологиях. Мы (изначально) хотели сотрудничать в этой сфере.

В этом же ряду, на мой взгляд, - и отношения между людьми. Мы, например, упорно работали над пересмотром наших правил по усыновлению детей, по визам. Работали успешно, чтобы можно было развивать контакты между людьми.

По-моему, все это в ближайшие годы будет способствовать дальнейшему совершенствованию процесса "перезагрузки".

- Наверное, в свете всего сказанного Вам будет легче ответить на мой следующий вопрос. Все мои коллеги интересуются, да и вообще много слухов ходит о том, приедете ли вы в Москву. Вот я и спрашиваю прямо у вас: увидим ли мы вас в этом году в России?

- Знаете, должен сказать, что у нас сейчас в США, конечно, забот полон рот. Я на самом деле приостановил все зарубежные поездки, кроме тех, где мое участие обязательно, - на саммит "двадцатки" и в ноябре на саммит АТЭС.

С другой стороны, у меня сохранились чудесные воспоминания о поездке с семьей в Россию пару лет назад. Я бы с большим удовольствием съездил туда еще, так что можете быть уверены, что...

- И дочери, должно быть, уговаривают поехать поскорее...

- Да, им хотелось бы, чтобы такой мой визит состоялся. Надо надеяться, мое расписание позволит что-то придумать. Не знаю, в нынешнем ли году, но будем продолжать искать варианты.

- Перед уходом хотелось бы вручить вам небольшие подарки. Вот набор сувенирных марок, подготовленный Почтой России в честь Вашего юбилея...

- Надо же! Здорово! Прекрасно! Спасибо большое!

- Есть и специальный штамп для гашения...

 - Гляди-ка! Мне нравится!

- Только надо, чтобы вы сами погасили...

- Ну, конечно... Вот, любуйтесь. Но мне ведь не все их гасить? (общий смех - прим. авт.)

- Конечно, не все. Но, если можно, распишитесь. Это для музея Почты России... А вот еще портрет.

- Ах, еще и картина? Сами рисовали?

- Нет. Один популярный в России художник...

- Ну, спасибо. Семье понравится. Спасибо (произнесено по-русски - прим.авт.). 

О чем не написала "Правда" 4 августа 1961 года

- Господин президент, вот здесь у меня номер старой газеты - это "Правда", самая известная в ту пору советская газета, - за 4 августа 1961 года.

- А, так это мой день рождения...

- Вот именно. Правда, к сожалению, я тут не нашел...

- И что же, у них не было объявления о новорожденном? (Произнесено с улыбкой - прим. авт.).

- С Гавайев здесь (в газете) ничего не было...

(Обама смеется - прим. авт.).

… Но вот 4 августа 2011 года в газетах по всему миру будет звучать ваше имя. Скажите, пожалуйста: вот за эти 50 лет какие события, какие даты - в мире, в США, в вашей личной жизни - были наиболее значимыми лично для Вас?

- Ну, думаю, самые значимые - это день нашей свадьбы с женой и дни рождения наших дочерей. Для меня эти даты всегда будут оставаться самыми важными.

Но вместе с тем, если задуматься о тех поразительных переменах, которые произошли при моей жизни... Тут все - и перемены в движении за гражданские права, что в конечном счете позволило мне стать президентом Соединенных Штатов. И растущее равенство, расовое равенство у нас в США. И конец "холодной войны": когда я родился, никто, конечно, и представить себе не мог, что мы - Россия и Соединенные Штаты - станем партнерами на международной арене. И освобождение Нельсона Манделы, которое, на мой взгляд, ознаменовало собой жажду свободы по всему миру. И то, что происходит теперь на Ближнем Востоке.

Думаю, наиболее глубокие перемены лежат в сфере человеческого духа, стремления людей иметь благоприятные возможности. Это делает наш мир лучше.

А в экономике Интернет преобразил мир так, как мы прежде и представить себе не могли. Коммуникации "ужали" наш мир, сделали нас всех взаимосвязанными. И тем важнее способствовать развитию взаимопонимания и контактов между народами наших двух стран - одних из самых могущественных стран на планете.

- Что ж, господин президент, Вы на пороге "полтинника". Тут уж ничего не поделаешь. И 4 августа на вас будут отовсюду сыпаться наилучшие пожелания. От родных - от дочерей, от Мишель. От друзей по всему миру, включая Россию. А чего вы сами себе желаете - на вторую половину жизни и на второй президентский срок?

- Больше всего я надеюсь, что мы сумеем продвинуться к более мирному миру. Как президент, я несу большую ответственность за то, чтобы пытаться содействовать урегулированию конфликтов по всему миру. Пытаться отвечать на террористическую угрозу таким образом, чтобы все страны и народы могли жить в мире.

Кроме того, я желаю мировой экономике укрепиться. Потому что когда растет мировая экономика, миллионы людей избавляются от нищеты. Перед ними открываются благоприятные возможности, они дают образование и необходимые навыки своим детям и внукам. Думаю, чем зажиточнее люди, тем меньше вероятность войн и конфликтов.

Это большие желания. Наверное, они не могут быть полностью реализованы при моей жизни, да и вообще при жизни одного человека. Но всегда можно стремиться двигаться в этом направлении.

В подготовке интервью принимал участие руководитель представительства ИТАР-ТАСС в Вашингтоне Андрей Шитов