Статья

01.03.2012
Василий Борисов
Русский подарок американцам

Русский подарок американцам

 Так говорят о Владимире Козьмиче Зворыкине, американском «Кулибине», русском по национальности, ученом и изобретателе, создателе телевидения. 

 

Как во славном городе да во Муроме

Владимир Козьмич родился 30 июля 1889 года в Муроме. Трехэтажный каменный дом, в котором он провел детские и юношеские годы, сохранился до нашего времени и служит теперь Муромским историко-художественным музеем. Отец – Козьма Алексеевич – был купцом первой гильдии, торговцем хлебом и пароходчиком, возглавлял общественный банк.

Детство, проведенное в Муроме, оставило много светлых воспоминаний: «В феврале у русских принято праздновать масленицу. За столом, уставленным едой, оказывались и священники, и родственники, и друзья. Мы ели блины со сметаной, кроме того подавались соленые закуски, такие как икра и селедка. После этого мы шли на городской каток, где местный оркестр играл вальсы. Во второй половине дня на главных улицах города устраивалось гулянье, проезжали сани, заряженные отличными рысаками, люди были в праздничных нарядах. Молодежь каталась на санках и коньках, затевала игры, сталкивая друг друга в сугробы».

С двенадцати лет Зворыкин начинает выполнять несложные поручения отца: проверить на пристани точность прибытия пароходов компании «Зворыкин», присутствовать на переговорах с торговыми людьми в конторе и т.п. По окончании реального училища он едет в Петербург и поступает в университет, однако по настоянию отца вскоре переходит в Технологический институт.

Здесь происходит встреча, в значительной степени определившая дальнейшие научные интересы Зворыкина. Он знакомится с профессором Борисом Львовичем Розингом, автором пионерских работ по электронной передаче изображения на расстояние. Начиная с 1910 года Зворыкин – постоянный помощник Розинга в экспериментальной работе.

По его совету после окончания института Зворыкин проходит стажировку в Париже у выдающегося физика П. Ланжевена. Начавшаяся первая мировая война вынуждает Зворыкина вернуться в Россию. 

В Америку!

Война, революция, гибель родных убеждают его в том, что ожидать возвращения к нормальным условиям в ближайшем будущем нельзя.

«Мне не хотелось участвовать в гражданской войне, – писал Зворыкин. – Я мечтал работать в лаборатории, чтобы реализовать идеи, которые я вынашивал. В конце концов, я пришел к выводу, что для подобной работы нужно уезжать в другую страну, и такой страной мне представлялась Америка».

Отъезд из Москвы в 1918 году был похож на бегство – знакомый служащий комиссариата по секрету сообщил, что Зворыкину уже выписан ордер на арест. В тот же день он уезжает поездом в Нижний Новгород. Цель – добраться до Омска, где ему предлагали работу по оборудованию мощной радиостанции с командированием в США.

В столице независимой Сибири молодого радиоспециалиста ожидала радушная встреча. Ему выдали необходимые бумаги для деловой поездки в США, однако добраться туда оказалось непросто. Все дороги из Омска, кроме как на север, были отрезаны. Найдя еще несколько попутчиков, будущий «отец телевидения» отправляется пароходом по рекам Иртыш и Обь через Карское море к острову Вайгач. Оттуда на ледоколе добирается до Архангельска. Сделав по пути остановки в Норвегии, Дании и Англии, он достигает наконец накануне 1919 года Соединенных Штатов.

Обустроиться на первых порах помог русский посол в США Б.А. Бахметьев. Зворыкин рассылает десятки писем в разные фирмы с предложением своих услуг в качестве специалиста по радиоэлектронике. После томительного ожидания, наконец, приходит положительный ответ: фирма «Вестингауз» предлагает работу в своей исследовательской лаборатории в Питсбурге.

Заниматься телевидением новому сотруднику разрешили не сразу. Лишь в 1923 году Зворыкин получил возможность приняться за реализацию своих идей.

Через несколько месяцев напряженной работы ему удалось изготовить образец полностью электронной системы телевидения. Главный предмет гордости – сконструированная им передающая трубка с мозаичным фотокатодом. Свое детище изобретатель назвал «иконоскоп» (от греческих слов со значением «изображение» и «видеть»).

На генерального директора «Вестингауз», однако, демонстрация установки впечатления не произвела. Было решено, что «парню из России» лучше заняться чем-нибудь «полезным для фирмы».

 

Иконоскоп завоевывает мир

Более дальновидным предпринимателем и одновременно специалистом в области радиоэлектроники, не сомневающимся в будущем электронного телевидения, стал еще один эмигрант из России – Давид Сарнов.

Ко времени встречи со своим соотечественником Сарнов (родители увезли его в США в девятилетнем возрасте) прошел в американской радиопромышленности путь от простого оператора до президента крупнейшей компании «Radio Corporation of America» (RCA).

«Что потребуется, чтобы превратить вашу разработку в средство телевизионного вещания для массовой аудитории?» – этот вопрос Сарнов задал Зворыкину уже при первой встрече. «Сто тысяч долларов и два года работы», -–таким был ответ. На самом деле последующая работа оказалась существенно более масштабной, реальные затраты по организации системы телевидения в США были как минимум в тридцать раз больше.

 В 1931 году Зворыкин создает окончательную конструкцию передающей трубки – иконоскопа, ставшего основой будущей системы электронного телевидения. После практических испытаний новой системы, телепередающая станция мощностью в 2,5 кВт устанавливается на самом высоком здании Нью-Йорка – Эмпайр Стейт Билдинг. Опытная телетрансляция с помощью этой станции начинается в 1932 году.

Заводы компании RCA осваивают выпуск телевизоров с кинескопом конструкции Зворыкина. Жители Нью-Йорка и окрестностей в радиусе до 100 км становятся первыми абонентами электронного телевидения.

С этого времени к эмигранту из России приходит известность. Изобретатель получает массу приглашений выступить перед учеными в разных странах. Из многих предложений Зворыкин выбирает в первую очередь посещение СССР, и уже в августе 1933 года выступает перед учеными и инженерами в Ленинграде и Москве.

 

Вернуться, не вернуться…

Поездка Зворыкина на родину вызвала много кривотолков у русских эмигрантов. Однако решение отправиться в Советскую Россию принималось Зворыкиным вместе с руководством фирмы RCA не без колебаний. Сарнов рассматривал визит своего сотрудника в СССР в плане борьбы за выживание: в США продолжался жесточайший экономический кризис, и получение заказов на продукцию от других стран было крайне желательно. Мотивы самого Зворыкина были более сложными. В разговорах с сотрудниками он не скрывал, что хотел бы увидеть родные места, встретиться с сестрами и братом.

За несколько месяцев до поездки фирму RCA посетили посланцы Советского Союза – специалисты в области радиоэлектроники. В беседе с глазу на глаз Зворыкин получил от соотечественников предложение вернуться в СССР. Ему были даны заверения, что советское правительство предоставит ему благоприятные условия для работы и жизни и гарантирует ограждение от каких-либо преследований, связанных с дореволюционным прошлым. Это предложение запало в душу Зворыкину.

Он понимал, что никогда не станет «стопроцентным американцем». По-английски он говорил с чудовищным акцентом, все привычки и образ мыслей так и остались русскими. Не совсем удачно сложилась личная жизнь. Приезд в 1919 году в Америку его жены Татьяны сначала обоим показался спасательным кругом. В 1920 году родилась их первая дочь Нина, спустя семь лет – Елена. Тем не менее, душевной близости между супругами не было и, в конце концов, они разошлись.

В августе 1933 года Зворыкин приезжает в Советскую Россию. Его доклады вызвали огромный интерес. Радостной была встреча с сестрами и братом Николаем. В Америку Зворыкин возвращался полный впечатлений и глубоких раздумий.

Спустя год Зворыкин снова едет в СССР. В доме его сестры Анны собирается семейный совет, в котором принимают участие самые близкие родственники. Вопрос один: как семья относится к его намерению вернуться на родину. На глазах сестер появляются  радостные слезы. Но вот слово берет муж Анны, профессор Ленинградского горного института Дмитрий Васильевич Наливкин.

«Да, Владимир, принимают тебя в СССР с большим почетом. Ты ценен как ученый, обходиться с тобой нужно деликатно, поскольку в твоем кармане лежит американский паспорт. Представим теперь, что ты поменяешь его на советский. Для многих ты останешься, во-первых, сыном купца, во-вторых, бывшим белым офицером, в-третьих, в недавнем прошлом американским гражданином. При неблагоприятном стечении обстоятельств даже одного из этих пунктов будет достаточно, чтобы ты оказался далеко от обещанных тебе лабораторий и квартиры», – так или примерно так говорил будущий академик АН СССР, классик отечественной геологии.

Доводы выглядели вполне убедительно. Зворыкин решил остаться жить в США. Но любил приезжать в СССР, встречаться с сестрами и племянниками, щедро осыпать их, как и положено американскому дядюшке, разнообразными подарками.

Последующее усиление репрессий в СССР побудило ученого воздержаться от поездок на родину даже по служебным делам. Вновь побывать на родине он смог только через двадцать с лишним лет, в 1959 году.

 

Военное время

Во второй половине 30-х годов Зворыкин создает прибор ночного видения, работающий в диапазоне инфракрасного излучения. В период второй мировой войны такие приборы использовались армией США для оснащения танков и транспортных средств, а также в качестве прицелов.

Одновременно под руководством Зворыкина продолжалась работа по совершенствованию телевидения. Начиная с 1939 года Зворыкин занимался разработкой электронных микроскопов, достигнув в короткие сроки значительных результатов.

В день объявления Великобританией войны Германии, Зворыкин находился в шотландском городе Данди, на научном конгрессе. В связи с объявлением военного положения участники конгресса поспешили покинуть Шотландию. Для гостей из Америки были забронированы места на теплоходе «Афиния». После некоторого колебания Зворыкин решил задержаться, а вскоре из газет узнал, что «Афинию» торпедировала немецкая подводная лодка, многие пассажиры погибли.

После возвращения в США Зворыкин создает телевизионные бортовые устройства для наведения на цель бомб и ракет, приборы для систем радиолокации и др. Под конец войны  изобретателю был вручен диплом Министерства обороны США.

В 1943 году к Зворыкину обратились активисты Фонда помощи жертвам войны в России, и предложили возглавить Нью-Йоркское отделение. Зворыкин дал свое согласие, ему не хотелось оставаться в стороне, когда можно было помочь бедствующим соотечественникам. В деятельности Фонда участвовали жена президента Элеонора Рузвельт и вице-президент Генри Уоллес, что гарантировало законность дела. Тем не менее, эта история имела для Зворыкина печальные последствия. Ему запретили покидать пределы США.

«...Я узнал, что мой паспорт задержан госдепартаментом из-за того, что я являюсь членом Фонда помощи жертвам войны в России, – писал в воспоминаниях Зворыкин. – Что и говорить, горькая пилюля после многих лет и стольких трудов, отданных моей новой стране. За меня вступился генерал Сарнов, оказавший официальную поддержку со стороны RCA. В конце концов, спустя два года, мне вернули паспорт, и я опять стал свободным человеком».

Судя по всему, эта история оставила глубокий след в душе Зворыкина. Тем не менее, на него продолжали сыпаться почести: он был удостоен многих наград.

 

Годы счастья

В 1951 году происходят изменения в личной жизни Зворыкина. После многих лет холостяцкой жизни он вступил в брак с русской эмигранткой Екатериной Полевицкой. История их союза романтична и, как многое в жизни Зворыкина, почти неправдоподобна.

Знакомство произошло за двадцать лет до этого кульминационного события. Зворыкин был очарован красотой и обаянием Екатерины Андреевны, но, увы, Полевицкая была замужем. В дальнейшем их пути почти не пересекались: Екатерина Андреевна растила детей и жила в семейных заботах, Владимир Козьмич занимался своими разработками. Предложение руки и сердца последовало, когда Зворыкину стало известно, что Полевицкая овдовела. И хотя оба «молодые» перешагнули к тому времени шестидесятилетний рубеж, выглядели они, по воспоминаниям друзей и родственников, на редкость счастливой парой. В любви и согласии супруги прожили более тридцати лет (Екатерина Андреевна пережила Зворыкина на год).

Для Владимира Козьмича было очень важно, что супруга живо интересовалась его работой. Сейчас трудно сказать, насколько повлияла на своего мужа эрудированная и энергичная Екатерина Андреевна, врач по профессии, но в 50-х годах научные и изобретательские интересы Зворыкина перешли главным образом в область медицинской электроники.

В 1954 году, по достижении 65-летнего возраста, Зворыкин уходит в отставку с должности директора лаборатории электроники RCA. Заслуги его настолько велики, что ему присваивается должность почетного вице-президента фирмы. «Понятие отставка не имеет отношения к Владимиру Зворыкину, – говорил Президент RCA Сарнов. – Его талант не увядает. Воображение и созидательный инстинкт настоящего ученого ведут его за собой, к еще более обширному познанию».

Действительно, в том же году Зворыкин начинает работу как директор центра медицинской электроники при Институте Рокфеллера в Нью-Йорке. Для исследования химических реакций внутри живых клеток Зворыкиным был вскоре создан уникальный микроскоп, воспроизводящий цветное изображение объектов на телевизионном экране.

Вместе с математиком Дж. фон Нейманом Зворыкин разрабатывает новый метод прогнозирования изменений погоды с использованием метеоракет и компьютерной обработкой данных. Потом принимается за решение проблемы повышения безопасности движения на скоростных автомагистралях и создает экспериментальный образец радиоуправляемого безопасного автомобиля.

Зворыкину принадлежит свыше 120 научных патентов. Имя его значится в Американской национальной галерее славы изобретателей, он удостоен более тридцати наград, включая Национальную медаль Науки США, премию Пионера американской ассоциации промышленников, орден Почетного Легиона Франции, орден Почета правительства Италии и др.

В 2008 году правительством Российской Федерации была учреждена программа «Зворыкинский проект» с ежегодным вручением национальной премии в области инноваций – «Зворыкинской премии».

Начиная с 1959 года он еще восемь раз приезжал на родину, навещал близких. Сокрушался, что не может побывать в Муроме, где прошли его детские и юношеские годы (город был закрыт для иностранцев). Затем со свойственной ему предприимчивостью решил и эту проблему.

 

 Первый телевизор

В 1967 году супруги Зворыкины оформили интуристское посещение города Владимира. Там отправились вдвоем смотреть соборы, а затем, поймав такси, махнули в Муром. И вот после пятидесятилетней разлуки Владимир Козьмич вновь в родном городе – у церкви Николы Набережного над Окой, на кладбище, где похоронены родственники, в доме, где прошло его детство…

Об этой рискованной поездке Зворыкин любил рассказывать гостям, посещавшим его принстонский дом. Лицо его оживлялось, в глазах появлялся озорной блеск. Старый привратник негр Линн приносил водку, грибки и селедочку. Гости смеялись, им совсем не мешал в речи хозяина сильный русский акцент, от которого тот так и не избавился за шестьдесят лет жизни в Америке.

Владимир Козьмич умер в Принстоне (штат Нью-Джерси) 29 июля 1982 года в возрасте 93 лет.

Василий Борисов

Журнал "Русский век", №1,2012 г. 

Голосов:
1

Комментариев: 0

Просмотров: 8376

Поделиться