Статья

29.02.2012
Светлана Гортованова

"Свой среди чужих, чужой среди своих"?

 Актер Юрис Лауциньш в Москве создал сайт «Неформат», где собрал картотеку актеров, которые не вписываются в нынешний стандарт молодых, красивых и белозубых. Он и сам – неформат. Во всем. Начиная с того, что, будучи латышом, воспринимает Россию как родину. 

Про Лауциньша мне рассказывать непросто: мы слишком давно дружим. Много лет назад вместе ехали из Даугавпилса в Москву на учебу. Я – на факультет журналистики, а Юра – в белой рубашке и с повязанной мамой национальной ленточкой-приевите – в театральное училище имени Щукина. Сниматься в кино он начал еще в студенческие годы – вместе с Караченцовым, Визбором. После фильма «Миг удачи» стали узнавать на улице. Его однокашники – Харатьян, Гордон. Харатьян, кстати, назвал свою собаку студенческим прозвищем друга – Лау, потому как скучал по нему: Юриса уже в 1977-м отчислили за пьянку – неудачно с друзьями отметили чей-то день рождения.

– Я помню, что ты с трудом получил латвийский паспорт, хотя уже не помню, почему…

– Дело в том, что после развала СССР я получил российский паспорт, поскольку в это время жил и работал в России. Потом моя семья вернулась в Даугавпилс. И я пошел оформлять документы, но меня упорно заставляли получить статус иностранца с видом на жительства. И даже паспорт негражданина отказывались давать. И каждый визит в управление гражданства и натурализации был пыткой. Я протягивал документы, со мной начинали говорить по-латышски, а я вырос в Даугавпилсе в русской среде и на государственном языке не говорю. Сбегались тетушки, показывали на меня пальцем и причитали: «Шаусмас». А потом советовали уезжать в Россию и там оставаться. Но однажды нашлась добрая женщина, отвела меня в сторонку и тихо сказала: «Вы латыш, родившийся в Латвии, вы имеете право на получение паспорта гражданина». Я тут же написал заявление, и получил заветный документ.

 В периоды невостребованности в кино он работал проводником, занимался золотодобычей в Кызылкуме, поиском алмазов на Печоре. Служил в театрах – в Челябинском и Рижском ТЮЗах, в Брянском драмтеатре, в Ярославском Академическом театре им.Ф.Волкова, в Даугавпилсском драмтеатре.

В 2005-м году разрыв с женой. Стал очень много пить. Все знакомые отвернулись. И тут режиссер Алексей Герман, приступавший к съемкам фильма «Трудно быть Богом», увидел фото Юриса Лауциньша и приказал найти актера. Его отыскали в Даугавпилсской психбольнице под капельницей и предложили роль. И уже через несколько дней он был в Питере на съемочной площадке. Российские  друзья актеры обижались: «Мы на пробы ходим годами, а этот вынырнул неизвестно откуда – и предложения посыпались одно за другим».

Юриса без проб пригласил в свою картину «Глянец» Андрей Кончаловский. Ему досталась роль Федора, отца главной героини Гали (ее сыграла Юлия Высоцкая) – большого любителя выпить, или, говоря попросту, алкаша. Посмотрев фильм, невольно спросила:

– А ты это сыграл не в запое? Очень уж натурально вышло.

– Понимаешь, сыграть алкоголика можно только лишь в трезвом виде. Парадокс! В одной из сцен Галя приезжает к родителям, а в это время вечно пьяный папаша как раз дошел до белой горячки и голый бегает по деревне. Прочитав сценарий, я пытался отговорить режиссера от этой сцены. Зачем вам эта эротика Освенцима? Но с Кончаловским спорить трудно, на съемочной площадке он ведет себя жестко.

 Только в 2007 год актер снялся почти в десятке фильмов и сериалов, среди которых: телесериал «Прииск», детективный сериал «Попытка к бегству», новая экранизация романа Достоевского «Преступление и наказание», детектив «Гончие» (где Юрис Лауциньш исполнил роль матерого зека). Но настоящая популярность пришла после сериала «Побег».

 

– Фильм «Побег» основан на знаменитом американском сериале «Побег из тюрьмы». Там   персонаж вроде твоего Соломона возится с котом, а ты таскаешь на плече крысу. Котов не любишь?

– Во-первых, я не уверен, что в российской тюрьме разрешают в камере держать кота, а про то, что приручают крыс – слышал. Во-вторых, заставить кота подыграть актеру – сложно, это животное предпочитает жить по своим правилам. Поэтому я предложил крысу. Ее купили в зоомагазине, назвали Беня. Она и сейчас живет в доме у звукооператора. Образ получился выразительным, поскольку меня в разных местах, даже в бане, незнакомые люди  встречают словами: «А где крыса?».

– После «Побега» у тебя стало больше предложений?

– Я сам на это надеялся. Но, как ни странно, после эпизода в «Глянце» режиссеры заинтересовались, а после сериала – особых изменений не было. Мне коллеги объяснили, что те, кто занимается отбором актеров, сериалы не смотрят принципиально, считая эту продукцию второсортной. Снялся у Кончаловского – это уже сертификат, а то, что крутится по телевизору, – не в счет. Я потому и затеял свой сайт «Неформат», чтобы помочь очень многим талантливым людям получить выход к зрителям.

– Наша общая подруга актриса Вера Храмникова утверждает, что в старости хотела бы играть в театре, но только во втором акте, лежа на диване и с реквизитом в виде чая с пирожными. А ты готов к таким ролям?

– Скоро должны начаться съемки на Кубе в фильме «Глория». Я там играю пирата, которого, судя по сценарию, уже в начале ранят, и дальше все время таскают на носилках. Но мне все-таки пока больше нравятся другие роли. Честно говоря, я больше театральный актер, мне по душе сцена, контакт с залом. Что делать, сам виноват, что пока не сложилось.

– В России тебе как живется? Ни разу не почувствовал себя чужим среди своих?

– Ни разу. Иногда спрашивают: «А правда, что у вас в Латвии фашисты правят?». Защищаю родную страну, как могу.

– После тихого и уютного Даугавпилса сложно жить в московском мегаполисе?

– Привыкаешь. С дочками общаюсь активно, то по телефону, то вживую. У меня их две. Одна уехала из Латвии в Англию, другая – в Москву. Так что этот город стал еще ближе. Когда приезжаю в Латвию, в Даугавпилс, то испытываю странное чувство. Радуюсь, что все чисто, ухоженно, что много новых построек. Но при этом я ведь знаю, что эту чистоту обеспечивают «столатовики», то есть те, кому европейские деньги выделены, чтобы не умерли с голоду. И нет радости на лицах. Да просто все меньше народу, безлюдные улицы. И через пару дней хочется снова в Москву – в толпу, в хаос, в кипучую жизнь.

                                                                    Светлана Гортованова

Фото из личного архива Юриса Лауциньша

Журнал " Русский век",№ 1, 2012 г. 

Голосов:
1

Комментариев: 0

Просмотров: 6959

Поделиться