Статья

01.03.2012
Игорь Мейден
Город поющих улиц

Город поющих улиц

Смоленщина - звучит сурово. Еще бы – «ключ-город» России. Да только суровость эта напускная. Здесь действует Государственная программа по переселению соотечественников. И переселенцы нужны прямо сейчас.

 

Сам Борис Годунов сказал: «Смоленская стена станет ожерельем всей Руси на зависть врагам и на гордость Московского государства». Но теперь «город-ключ» открыт, кажется, для всех. Даже французы и немцы, которые охотно приезжают посмотреть «город на семи холмах» с историей воинской доблести, не боятся гулять ни днем, ни ночью по самым темным его улицам.

По рекам до космоса ближе

 На самом деле, Смоленщина – регион, где все начинается. Например, исток «великого украинского» Днепра, реки протяженностью более 2200 км, – в деревне Бочарово Сычевского района Смоленской области. Там речушка совсем узенькая – легко перешагнуть: даже не верится, что название «Днепр» с древнеиранского переводится как «глубокая река». Откуда у Днепра «иранские корни» – история умалчивает... Я спросил об этом рыбака Бориса, который холодным ранним утром вышел к берегу забросить удочку, но он не ответил, сказал лишь, подозрительно прищурившись: «Так все равно же хорошо клюет!»

 Впрочем, и самый большой «украинский» приток Днепра – могучая Десна берет начало на Смоленщине, на болоте Глубокий Мох близ Ельни. Да что и говорить, если даже река Москва начинается на Смоленской возвышенности, и самый большой водозабор бассейна Волги – на территории области, и Западная Двина становится мощной именно в этом регионе, около городка Велиж, а в Гагаринском районе впитывает ручьи Яуза! На Смоленщине – области, которая и сама-то звучит сильно, все становится еще сильней! «На самом деле, все великие реки втекают не в моря, а, сливаясь друг с другом, скручиваются в узлы (как приятно там бывать!) и потом через сто пятьдесят миллиардов шагов впадают в космос! По рекам, определенно, можно дойти до звезд», – вывел такую закономерность писатель Виктор Ерофеев. Не соврал!

 Знаете ли, что именно на Смоленщине родился первый человек, совершивший полет в космическое пространство, – Гагарин? Его именем назван целый район, граничащий с Московской областью. В Гагаринском районе все «космическое»: «Гагаринконсервмолоко» – молочно-консервный комбинат, «Гагаринская» швейная фабрика, «Гагаринский машиностроительный завод», «Гагаринский светотехнический завод» и другие «гагаринские». В этом районе звезды в небе ярче, а ночью как-то дышится по-особенному, и гуляешь, слегка подпрыгивая… Здесь очень легко.

 Мистика славного города

 Но и в Смоленске легко. Это, думаю, все заметили, кто побывал в городе хоть раз. Да, есть такая теория: в городах, где история особенно тяжелая, было много войн и пролиты реки крови, люди тяжелые. Однако эта теория спотыкается о Смоленск. Хотя, казалось бы, история города – кровавей не придумаешь: литовцы и поляки разрушали, французы жгли, немцы взрывали и стреляли (в годы Великой Отечественной войны Днепр в Смоленске, как вспоминают местные жители, был красного цвета). Но здесь все равно легко. Теперь. И люди не хмурые, не тяжелые.

В центре города в парке возвышается памятник «Защитникам Смоленска в сражении 4–5 августа 1812 года». Группа французских туристов фотографировалась рядом на память и о чем-то громко и радостно кричала (ох, и не одобрил бы этого Бонапарт!). А их, соответственно, снимал на камеру какой-то мужичок и улыбался в густые усы. «Потом их еще обязательно повезут на Старую Смоленскую дорогу (теперь региональная трасса Р-134 «Смоленск–Вязьма–Зубцов»). Вот вам и поворот в истории…» – философски заметил он и подмигнул автору этих строк.

 Верно кто-то подметил, что жители Смоленска какие-то особенные. Например, один прохожий, заметив, что я фотографирую самый главный городской Успенский собор (в недавнем прошлом в нем служил митрополит Кирилл – ныне патриарх Московский и всея Руси), просто подошел и завел разговор, будто с давним приятелем: куда исчезла чудотворная Смоленская икона Божией Матери, по преданию, написанная евангелистом Лукой? Она попала на Русь в середине XI века, Владимир Мономах ее перенес в Смоленск, где заложил храм Успения Богоматери. Икона пропала из города после того, как из него в 1943-м выбили фашистов.

 «Где она теперь? Говорят, икона на самом деле где-то до сих пор спрятана в городской крепостной стене», – рассуждал мой новый знакомый Николай, пока мы с ним поднимались по холму, по улице Большая Советская к Дому офицеров, где в подвальчике находится фирменный магазин городского ликероводочного завода «Бахус», чтобы купить знаменитый бальзам «Вечерний Смоленск». К слову, поговаривают: в 1970-х рецепт его изготовления частично позаимствовали производители «Рижского черного бальзама». Как знать… Но теперь смоленский бальзам намного вкуснее рижского – это факт.

 Налейте Теркину!

 Я гулял вдоль крепостной стены протяженностью более 6 км (увы, до наших дней сохранилась лишь ее часть и половина всех башен – 18), опоясывающей центр города. Впечатляет! Ее строили под руководством легендарного архитектора Федора Коня в 1595–1602 – в годы правления царей Федора Ивановича и Бориса Годунова… Памятник Федору Коню с гигантским циркулем стоит около огромной шестнадцатигранной Громовой башни. Есть легенда, что название башня получила из-за сильного удара грома, грянувшего над ней. И теперь она угрожающе выдвинута за линию крепостной стены «грому подобно на страх врагу».

 Смоленск – один из первых городов Руси: еще в «Повести временных лет» говорится, что в 862 году он стоял и в нем было много народа. А в 882 году его присоединил к Киевской Руси великий Олег, позже передавший город в удел князю Игорю. Старина в городе не просто чувствуется, ты ее впитываешь, поднимаясь по холмам вдоль Днепра! Вообще, Смоленск – один большой памятник под открытым небом. В городе, где живет около 300 тыс. человек, больше полутора тысяч памятников! Они везде – героям войны 1812-го, Великой Отечественной, и конечно, «знаменитым горожанам»: композитору Глинке, писателю Беляеву – одному из первых советских фантастов, и многим другим, включая Твардовского. О последнем – отдельно.

 В тенистом сквере у площади Смирнова переплелось время, «встретились» автор и его герой: поэт Александр Твардовский о чем-то рассказывает своему герою Василию Теркину, который зажал пальцами папироску. Этот памятник, открытый пятнадцать лет назад, наверное, самый свой для горожан. Около него студенты собираются пивка попить (и конечно, героям наливают в пластмассовый стаканчик – ставят около кирзовых сапог Теркина!) – рядом всегда «хорошо идет», влюбленные парочки целуются, местные писатели-поэты вдыхают вдохновение, фотографы щурятся «в объектив»…

 А еще – это город поющих улиц. В первый день моего пребывания в Смоленске утро выдалось пасмурным, ветер гонял по блестящим после дождя улицам желтые листья. И, кажется, в городе вообще никого не было, хотя на моих часах уже пискнул сигнал «09.00». Я был один на центральной пешеходной улице, ведущей от парка с памятником героям войны 1812-го к главной городской площади. Ни души! Вдруг где-то впереди услышал самую главную песню из «Кавказской пленницы» – где «медведи трутся о земную ось».

 Интересно, может, какой-то городской праздник, и народ весь там гуляет? Мелодия зазвучала все громче, но и там дальше никого не было. Вдоль улицы на фонарных столбах висели громкоговорители, из которых и лилась мелодия – и темное утро казалось не таким промозглым. Теплее стало.

 Этой песню сменила мелодия из «17 мгновений весны» – немного печальная, очень душевная, и как раз под настроение… Я прислонился к липке и слушал, а когда решил идти дальше, то уже звучала «Вдруг, как в сказке, скрипнула дверь…» из «Иван Васильевич меняет профессию». И в самом центре города тоже раздавались самые разные песни, хотя тут народа уже было много, а машины выстраивались друг за другом на светофорах и подмигивали фарами…

 У безработицы руки коротки

 Но теперь – к переселенцам. Оказалось, их тут ждут хоть завтра: и работа есть, и жилье, и еще денег дадут. Требуются специалисты, которые в других постсоветских республиках сидят с начала мирового экономического кризиса на пособии: швеи, учителя, врачи, строители, профессионалы в сельском хозяйстве и животноводстве, нужны даже художественные руководители для районных ДК.

 Начальник отдела по вопросам беженцев и соотечественников Федеральной миграционной службы Виктор Кирпичев сразу сказал при встрече с автором этих строк: «В Смоленской области программа по переселению открылась прошлым летом, хотя готовиться к ней стали давно, рассчитывали: где трудоустроить приезжих, какое жилье предложить?» Да, до начала кризиса планировали принять на Смоленщине несколько тысяч человек, но потом пришлось сократить цифру – 116: именно столько зовут прямо сейчас. «Зато каждым сможем заниматься индивидуально: вплоть до того, что будем оформлять медицинские страховки, квартиры искать и, если понадобиться, места в детских садах бронировать», – замечает ответственный за Программу от департамента занятости Павел Рутковский.

 Переселенцам пока предлагают три областных центра – Велиж, Ярцево, Гагарин, но потом думают расширить программу по всей области и звать в десятки раз больше народа.

 – Через Смоленскую область проходит главная западная магистраль Москва–Минск–Варшава – делайте выводы: для развития экономики все перспективы! Например, Гагарин граничит с Московской областью, где сейчас активно развивается промышленность, нужны крупные центры логистики, а тут без специалистов не обойтись. А в Ярцево поднимается сельское хозяйство, – говорит Виктор Кирпичев.

 Ваш автор как раз застал одного из желающих переселиться в Ярцево – Дениса Пчельникова из Литвы, из страны, которая очень болезненно переживает кризис. Денис хоть и родился на Смоленщине, в поселке Ершичи, но потом с папой и мамой переехал в 1980-х в литовский городок Висагинас. После этого бывал на Смоленщине только во время каникул и отпусков – у бабушки в поселке. Там он и познакомился с красавицей Александрой, а потом женился.

 – Вначале думал, что жена переедет в Литву, но потом мы решили: в России перспектив больше – даже в поселках района Ярцево. Я планирую работать в сельском хозяйстве, а это оказалось намного более выгодно именно на Смоленщине. Да и стать участником Программы легко – в миграционной службе все помогали. Теперь меняю литовское гражданство на российское, которое участнику Программы переселения делается всего за три месяца, – рассказывает Денис.

 «Многодетные семьи – к нам!»

 На селе две самые большие задачи: решить демографическую проблему и поднять народное хозяйство. Ведь в России в 1990-х из провинции все стремились «в города», в итоге и молодых людей не осталось, и огромные территории заброшены – не обрабатываются.

 – Поэтому и зовем в районы, – подчеркивает Виктор Васильевич. – Будем рады многодетным семьям, или же пусть у нас молодые пары детьми обзаводятся… Неслучайно нас в федеральной программе отнесли к категории «А»: выделяют самые большие деньги. Переселенцам даем «подъемные» 60 тыс. рублей, компенсируем затраты по переезду – покупку билетов, перевозку вещей и оформление в России документов, выделяем деньги на ремонт жилья, которое семья найдет, подыщем выгодные условия для получения кредитов, и так далее.

 Многие предприятия, приглашающие переселенцев, предоставляют жилье бесплатно или дают землю под строительство, а иногда предлагают и целые «домики в деревне», где нужно лишь ремонт сделать: только приезжайте и работайте!

 Например, на предприятии «Озерный» нужны агрономы и зоотехники, которым обещают зарплату от 15 тыс. рублей и дают участок земли. В другом хозяйстве необходим тракторист: заплата 8 тыс., плюс бесплатная квартира. Причем Программа не привязывает человека навечно к району в Смоленской области: приезжайте, обоснуйтесь, получайте вид на жительство или даже гражданство России, а спустя годик-другой – уже открыта вся страна.

 По дороге в Велиж

 До этого района, где начинается Западная Двина, ехать от Смоленска час с небольшим. «Нам нужны люди, чтобы поднимали край», – говорит начальник отдела профориентации и обучения безработных департамента занятости Людмила Петрова. Велижский район, где вашего автора встречал глава муниципального образования Виктор Самулев, давно сотрудничает с Латвией, Белоруссией, Украиной и даже Германией, куда, например, отправляют продукцию со швейного предприятия «Палитра» – трикотажные изделия бренда «Твое». «Сейчас у нас работает 90 швей, но вскоре предприятие увеличится, и нужно будет еще 60 специалистов», – говорит начальник «твоего» производственного участка в Велиже Людмила Ларченко.

 – Гордимся и другим швейным предприятием – «Владлена», где на самом современном оборудовании делают спецодежду для нефтяников и газовиков… Мы вообще активно развиваемся, в том числе и благодаря трассе, ведущей в Питер. Планируем вдоль нее открыть сервисы для фур, гостиницы для дальнобойщиков, кафе – и везде нужны рабочие руки, – перечисляет Виктор Васильевич.

 Сейчас в районе модернизируют больницу, где нужны и врачи, и медсестры. Поблизости заканчивается строительство нового детского сада, который соединен с Домом милосердия для ребенка (там будут жить малыши, оставленные родителями). Директор дома Вячеслав Ребуха назвал вакансии: нужны медсестры, воспитатели, санитарки.

 Полным ходом идет строительство и новой школы на 600 человек – одной из самых современных и комфортабельных в России: будет несколько блоков для учащихся, два бассейна, спортплощадка, кинозал, методический центр, теплицы и оранжереи. Там нужны учителя – равно как и в местной музыкальной школе. И даже художественного руководителя примут, чтобы он поднял районный ДК! А поскольку в районе увеличивается рождаемость, открывают несколько новых групп в детсадах.

 Район традиционно сельскохозяйственный и агропромышленный – делайте выводы: примут агрономов, ветврачей, зоотехников, механизаторов, специалистов машинного доения, инженеров. Есть вакансии и для строителей – каменщиков, плотников, столяров, а также примут специалистов деревообрабатывающей промышленности.

 Так что Смоленщина – регион открытый, ключ вам в руки.

 Игорь Мейден

Фото автора

Журнал "Русский век", № 1, 2012 г.

Голосов:
6

Комментариев: 0

Просмотров: 10135

Поделиться