Статья

03.09.2019
Мария Нещерет
«Святое смерти пепелище…»

«Святое смерти пепелище…»

Статья посвящена деятельности группы волонтёров «От мысли к делу» по установлению сведений об эмигрантах — моряках Русской эскадры, чьи могилы находятся на кладбище г. Мензель-Бургиба в Тунисе.

Библиографическая реконструкция имён российских солдат и моряков, захороненных на кладбище г. Мензель-Бургиба в Тунисе

Осенью 1920 года после разгрома армии Врангеля из портов Крымского полуострова (Севастополь, Евпатория, Керчь, Феодосия, Ялта) вышли 126 судов Черноморского флота. Почти 150 тыс. человек оставили Родину, большинство из них — навсегда. Значительная часть пассажиров покинула корабли в турецком Константинополе, пополнив ряды белой эмиграции. Русская эскадра, состоявшая из 33 кораблей, продолжила свой путь, чтобы встать на последнюю якорную стоянку во французской военной гавани Сиди-Абдалла (г. Бизерта, Тунис). Эскадра имела на борту почти 6 тыс. человек, в т.ч. эвакуированный из Севастополя в полном составе Морской кадетский корпус.

Прошло время… На родине об изгнанниках (так они сами себя называли) почти не вспоминали. Эвакуация кораблей Черноморского флота была объявлена «позорной страницей истории», а захоронения российских офицеров, моряков и солдат преданы забвению. «Терновые венцы из зарослей африканских колючек возложила на плиты заброшенных могил сама… природа. Под ними лежат русские моряки… Догадаться о том можно с большим трудом: плиты разбиты, надписи стёрлись, кресты повалены»1.

Захоронения россиян в Тунисе преимущественно сосредоточены на кладбищах Боржель в столице Туниса2, Уэд эль Асель в Бизерте и на кладбище г. Мензель-Бургиба (ранее — Ферривиль), которое стало первым местом захоронения людей Русской эскадры (самое раннее захоронение датируется 31 декабря 1920 г.). Кладбище в Бизерте появилось позже — оно более известно, чем остальные. Особая заслуга в этом принадлежит Анастасии Александровне Манштейн-Ширинской (1912—2009), в течение многих лет возглавлявшей русскую общину в Тунисе. Она присматривала за христианским кладбищем в Бизерте, где похоронен её отец — старший лейтенант Военно-морского флота, командир эсминца «Жаркий» Александр Сергеевич Манштейн (1888—1964). Весной 1919 года он находился в Новороссийске, и в ноябре 1920 года его корабль стал одним из кораблей Русской эскадры, которая ушла сначала в Константинополь, а затем в Бизерту. В год 300-летия российского флота Президент России наградил А.А. Манштейн-Ширинскую юбилейной медалью. В глубокой старости Анастасия Александровна посетила родные места и получила паспорт Российской Федерации. Сегодня её имя носит одна из площадей Бизерты, где расположен православный храм Святого Благоверного князя Александра Невского.

В последние десятилетия усилился интерес российских учёных-исследователей к трагическим событиям эвакуации кораблей Черноморского флота. Наряду с профессиональными историками в процесс изучения истории активно включаются рядовые граждане.

Одновременно с изменениями в общественно-политической жизни страны восстанавливаются ценностные ориентиры, которые были подвергнуты деформации в период господства коммунистической идеологии. Складывающийся в российском обществе, а вместе с ним и в отечественной исторической науке приоритет личности определяет внимание исследователей к индивидуальным человеческим судьбам. Нередко обнаруживается, что биографии казалось бы ничем не примечательных людей могут, при наличии документальной базы, пролить свет на неизученные аспекты истории. «Персонализация» истории проявляется в расширении круга биографируемых персон, создаются крупные информационные массивы биографического и биобиблиографического характера на специализированных сайтах Интернета: Международная система поминовения усопших Skorbim.com, Обобщённый банк данных «Мемориал», Память народа и др.

Важной отличительной особенностью современной реальности является информатизация всех сторон жизни общества, включая сферу науки. Применение информационно-коммуникационных технологий радикально меняет методику проведения научных исследований. Доступность научной инфраструктуры даёт возможность публичной истории выступить в качестве альтернативы «большой» науке. Глобальная сеть обеспечивает не только доступность широкого круга поисковых источников, но и условия для создания виртуальной научной команды. Таким образом, Интернет становится своеобразным инструментом для рекрутинга исследователей, управления массивом научных материалов и организации работы виртуального научного сообщества.

В рамках движения волонтёров при поддержке представительства Россотрудничества3 и Российского центра науки и культуры (РЦНК)4 нашими соотечественниками, постоянно живущими в Тунисе, создана инициативная группа «От мысли к делу», целью которой является приведение в порядок захоронений российских воинов и моряков, сосредоточенных на христианских кладбищах Туниса. Побудительным мотивом данного начинания стало желание сохранить память о тех, кто почти сто лет назад принёс русскую культуру, традиции и православие на тунисскую землю. Рабочей площадкой для планирования работы — практической и исследовательской — стала социальная сеть Фейсбук, в которой уже более 400 участников из разных стран. Среди них — историки, потомки российских эмигрантов, наши соотечественники и русскоговорящие тунисцы. Особенно важно, что в числе волонтёров много молодёжи, что способствует воспитанию преемственности поколений в сохранении историко-мемориального наследия.

В отличие от бизертинского кладбище в г. Мензель-Бургиба было практически забыто; о нём мало кто слышал и знал5. «Русский» участок кладбища нуждался в серьёзной реконструкции; в надлежащем виде содержались лишь отдельные захоронения, решение по которым было принято распоряжением Правительства РФ от 11 ноября 2010 года № 1948-р «Об утверждении перечня находящихся за рубежом мест погребения, имеющих для Российской Федерации историко-мемориальное значение»6. Всего на кладбище — 35 захоронений российских офицеров, матросов и солдат; имена сохранились на 22 плитах, на 13 — отсутствовали.

С целью выявления имён российских воинов и моряков и биографических сведений о них, рассеянных по многим источникам информации, на первом этапе исследования совместными усилиями группы волонтёров и сотрудников Российской государственной библиотеки (РГБ) был проведён углублённый библиографический поиск. Интерес представляли все виды информационных источников — вторичных и первичных, включая публикации документов и исторические исследования, освещающие хронологический период, начиная с момента прибытия первых кораблей эскадры в Бизерту в декабре 1920 года и до 1921 года включительно. Отсутствие прямых библиографических пособий компенсировалось привлечением прикнижных и пристатейных библиографических списков, ссылок, цитат, упоминаний имён.

В первую очередь, был определён круг компетентных авторов, чьи научные интересы сосредоточены на изучении событий, связанных с судьбой Русской эскадры и российских эмигрантов «первой волны» в Тунисе. Был сформирован массив источников, часть которых находится в Сети и доступна для совместного использования участниками волонтёрской группы. Одним из важнейших легальных ресурсов является Национальная электронная библиотека (НЭБ) — Федеральная государственная информационная система с широким набором сервисов, которая объединяет фонды публичных библиотек и научных учреждений России. Для поиска информации, релевантной теме исследования, привлекались также открытые текстовые ресурсы библиотек России, полнотекстовые базы данных научной библиотеки eLIBRARY, русскоязычные ресурсы East Wiew и др. Электронные издания использовались как для выявления биографических сведений, так и для реконструкции исторического контекста.

По прибытии всех 33 кораблей Русской эскадры с эвакуированными людьми в Бизерту на них был наложен карантин, т.к. на «Генерале Алексееве» обнаружили больного тифом. Несколько случаев заболевания произошли и на других кораблях, а вскоре «с транспорта-мастерской “Кронштадт” стали поступать сведения о массовой гибели крыс…»7. Это было началом эпидемии чумы. К началу июля заболели девять человек, остальные были отправлены для прохождения карантина во французский морской госпиталь арсенала Сиди-Абдалла в Ферривиле. Некоторые из заболевших не смогли преодолеть болезнь. О фактах заболевания чумой упоминает в своих воспоминаниях Н.А. Монастырёв (1887—1957): «В июле на плавмастерской “Кронштадт” произошла вспышка чумы. 8 человек скончались. Корабль срочно отправился в Сиди-Абдалла, в карантин»8. Сведения о гибели людей содержатся также в дневниковых записях Александра Брута, матроса крейсера «Генерал Корнилов»: «Второе июля. На эскадре бубонная чума. На транспорте “Кронштадт” три смертных случая от чумы и ещё восемнадцать больных. “Кронштадт” сразу изолировали, отвели в озеро и поставили в карантин…»9. Ценность дневника как документального источника заключается в том, что в отличие от воспоминаний он ориентирован на реальные события, что особенно важно при воссоздании фактов прошлого.

Спустя некоторое время по прибытии эскадры в Тунис в Бизерту пришёл пароход «Цесаревич Георгий», который выгрузил привезённых из Константинополя больных и раненых, а также сопровождавший их медицинский персонал в порту Сиди-Абдалла. Все прибывшие были помещены во временное отделение французского морского госпиталя. Коллектив медицинских чинов морского ведомства, прибывший на кораблях эскадры, возглавил врач-эпидемиолог В.И. Бологовской (1870—1950). Тех, кто умер от ран, похоронили на местном кладбище, но эти захоронения не были первыми могилами россиян в Ферривиле.

Начало российскому некрополю в Ферривиле было положено, когда из Константинополя прибыл превращённый в блокшив старый эскадренный броненосец «Георгий Победоносец». Во время перехода на нём произошёл несчастный случай: выскочили из креплений найтовы (тросы) стрел на фок-мачте и были убиты два офицера — старший штурман лейтенант А.П. Ставицкий и армейский капитан А. Нестеров, исполнявший должность боцмана. Погибших похоронили на кладбище Сиди-Абдалла10.

Среди публикаций справочного характера, составленных с опорой на архивные материалы, существенным подспорьем в разысканиях стали: мартиролог, содержащий биографические сведения об умерших за пределами России чинах Российского флота и морского ведомства11; книга-указатель имён моряков и членов их семей, связанных с Русской эскадрой12; список русских моряков, погребённых в Бизерте и Тунисе13. Список захоронений соотечественников на кладбище в Бизерте, представленный отдельным приложением в книге А.А. Ширинской14, к сожалению, страдает неполнотой — к нему обращались только с целью проверки репрезентативности. В 2003 году вышел в свет сборник избранных статей русского Военно-морского журнала, издававшегося в 1921—1923 гг. на Русской эскадре15. Ценность изданию придают опубликованные в нём именные списки чинов Русской эскадры, прибывших в г. Бизерту (к 21 марта 1921 г.), и раненых, прибывших сюда на госпитальном судне «Цесаревич Георгий» из крымского санатория «Здравница». <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Черкашин Н.А. Последняя гавань Белого флота: от Севастополя до Бизерты. М., 2015. С. 175, 176.

2 В начале 1920-х годов в столице Туниса было три места захоронения россиян: Бельведер, Баб эль Кадра (оба кладбища упразднены) и Боржель. Часть останков была перевезена с кладбища Бельведер в общие могилы на кладбище Боржель, остальные могилы утеряны.

3 Россотрудничество — Федеральное агентство по делам Содружества Независимых Государств, соотечественников, проживающих за рубежом, и по международному гуманитарному сотрудничеству.

4 Российский центр науки и культуры (РЦНК) поддержал инициативу волонтёров во исполнение рекомендаций Правительственной комиссии по делам соотечественников за рубежом.

5 В 1921 г., когда в г. Мензель-Бургиба появились захоронения русских воинов и моряков, А.А. Манштейн-Ширинская была ещё ребёнком.

6 Российская газета. 2010. Федер. вып. № 5338 (259), 17 ноября.

7 Кузнецов Н.А. Русский флот на чужбине. М., 2009. С. 35.

8 Монастырёв Н.А. Гибель царского флота. СПб., 1995. 127 с. Интернет-ресурс: http://www.dk1868.ru (дата обращения: 23 февраля 2018 г.).

9 История Африки: люди и судьбы: сборник документов и материалов. Ярославль, 2016. С. 151.

10 Кузнецов Н.А. Указ. соч. С. 35—40.

11 Мартиролог русской военно-морской эмиграции: по изд. 1920—2000 гг. / Ред. В.В. Лобыцын. М., 2001. 191 с.

12 Люди Русской эскадры / Сост. А.В. Плотто. М., 2015. 512 с.

13 Черкашин Н.А. Указ. соч. С. 226—229.

14 Ширинская А.А. Бизерта. Последняя стоянка: [воспоминания]. М., 1999. С. 240—245.

15 Бизертинский Морской сборник, 1921—1923: избранные страницы / Сост. В.В. Лобыцын. М., 2003. 560 с.

Марина Юрьевна Нещерет, ведущий научный сотрудник Центра по исследованию проблем развития библиотек в информационном обществе Российской государственной библиотеки, кандидат педагогических наук

Голосов:
0

Комментариев: 0

Просмотров: 1026

Поделиться

Новости

18.06.2019 //17:05
В Совфеде открылась выставка, посвященная переходу Русской эскадры из Крыма в Тунис
18.12.2018 //15:35
Вышел в свет сборник «Русский след в Словении»
01.08.2017 //17:17
Интернет-портал памяти героев Первой мировой стал общедоступным
30.03.2017 //13:19
Проживающая во Франции правнучка художника Константина Флавицкого получила российский паспорт
27.10.2016 //15:35
В Москве покажут 40 фильмов о русских эмигрантах
30.09.2016 //12:59
Американская синхронистка Мария Королева: «Люблю Россию, очень скучаю»
21.01.2016 //14:08
«Словенцы и русские»: в Любляне прошла конференция, посвященная русской эмиграции
14.12.2015 //13:41
Дочь белого генерала из армии Врангеля получила российский паспорт
30.11.2015 //12:35
Вдадимир Путин предоставил российское гражданство дочери белоэмигранта
26.11.2015 //13:10
Дочь белого эмигранта из Франции хочет получить российское гражданство

Все новости

Также по теме