Статья

16.05.2019
Сергей Виноградов
Матрёшки по-австралийски: расписать «под кенгуру»

Матрёшки по-австралийски: расписать «под кенгуру»

Русская художница Татьяна Каззи работает над проектом по совмещению росписей австралийских аборигенов с гжелью и хохломой. Уроженка Калининграда прожила на зелёном континенте почти четверть века и одной из немногих иностранок удостоилась права изучать искусство коренного народа Австралии у потомков аборигенов. В планах Татьяны Каззи расписать русские матрёшки кенгуру, змеями, птицами и другими символами австралийских аборигенов.

Художница рассказала «Русскому миру» о том, что в последние годы благодаря активной работе русской диаспоры выросли узнаваемость и популярность русского искусства в Австралии.

Гжель для австралийцев

Разговор с Татьяной Каззи состоялся в разгар подготовки к Фестивалю славянской культуры, который откроется в Брисбене на Солнечном побережье в августе. Это событие соберёт участников из тринадцати славянских общин и тысячи гостей. Организаторы подчёркивают, что фестиваль открыт для всех, но закрыт для политики. В одних концертах и соседних павильонах будет представлено искусство выходцев из России, Украины, Польши, Сербии и других стран.

Интерес к мероприятию традиционно огромный. Особенно в августе, который считается в Квинсленде мультикультурным месяцем. Фестиваль откроется большой международной выставкой славянского искусства, и Татьяна Каззи станет куратором секции искусства. Кроме того, на фестивале художница планирует представить матрёшку (австралийцы называют традиционную русскую куклу babushka), расписанную в стилистике аборигенов или смешанной технике, но об этом ниже.

Подготовка к фестивалю не стала причиной для откладывания в сторону обычных занятий художницы. Она по-прежнему пишет картины, курирует выставки, проводит уроки в местной русской школе «Ромашка» и мастер-классы по русской и аборигенской росписи для соотечественников и австралийцев.

«Недавно я проводила подобные занятия, и на мастер-классы по гжели пришло больше посетителей, в том числе австралийцев, чем на занятие по искусству аборигенов, – рассказала Татьяна. – Люди увидели гжель на плакате, и им захотелось узнать о ней больше».

Художница отмечает открытость австралийцев к искусству вообще и к традициям различных народов. Австралия – многонациональная страна, в ней заложена пестрота и разнообразие языков, верований и обычаев десятков народов мира.

«В 1995 году, когда мы с сестрой приехали в Австралию, местное население знало о России и русском искусстве не так много, – говорит художница. – Это было хорошо заметно в общении. Мы рассказывали австралийцам о родном Калининграде и о Киеве, в котором жили, а они делали круглые глаза и вежливо кивали. Было видно, что наши собеседники не очень хорошо понимают, откуда мы приехали. Сейчас это не так. Россию знают, русское искусство узнают и любят. Во многом это произошло благодаря активности русской диаспоры».

На край света

Татьяна и её сестра-близнец Наталья, тоже художница, родились и выросли в Калининграде. По словам Татьяны, интерес к изобразительному искусству и творческий талант передался сёстрам от отца. В юности он хотел стать художником и проявлял способности, но Великая Отечественная война заставила изменить планы, и он стал морским офицером.

«В Калининграде мы прожили до окончания школы, после этого папу перевели в Ригу, а спустя несколько лет – в Киев, – рассказывает Татьяна. – Это было ещё в советские времена. В Киеве я окончила университет культуры и искусства, получила профессии библиотекаря и углублённые знания по истории искусств. После окончания университета я устроилась на работу в одну из киевских библиотек и прочитала множество редких книг по истории искусств и различным техникам живописи. В то же время я не прекращала своих творческих занятий, брала частные уроки рисования».

Татьяна начала с карандашного и пастельного рисунка, затем перешла к маслу и акрилу, стремясь обрести собственный стиль. Австралийские океанские виды заставили влюбиться в пейзаж. Впрочем, призналась Татьяна, первые 2 – 3 года после переезда на зелёный континент, было не до творчества. Нужно было изучать язык, решать юридические вопросы, искать работу и адаптироваться к местным условиям. Лишь после того, как она помогла сестре Наталье, племяннице и матери переехать в Брисбен (отец к тому времени умер), и Австралия стала для неё чуть более домашней, творчество снова увлекло её с головой.

«Когда я уезжала, были очень трудные времена и в России, и на Украине, – вспоминает Татьяна. – Австралия мне сразу очень понравилась, но и здесь в первые годы было очень трудно. Я снова села за парту, многому училась, и это очень помогло мне в моей профессии, вообще в жизни. Я и до сих пор учусь, у педагогов и на онлайн-курсах. Я без этого не могу. Австралия – уникальная страна для творческого человека, она дарит поистине безграничные возможности для самовыражения. И мне Австралия позволила посвятить жизнь творчеству, за что я очень благодарна этой стране».

Лёгкий дождь

В Австралии у Татьяны два имени – аборигены назвали её Гамбэл (Gumbal), что в переводе означает «лёгкий дождь». Что, конечно, комплимент, ведь для солнечной Австралии любой дождик – бесспорное благо. В этом имени потомки аборигенов, вероятно, отразили природную весёлость и позитивный настрой русской художницы.

Получить доступ к искусству австралийских аборигенов, закрытому для иностранцев, Татьяна смогла благодаря счастливому стечению обстоятельств. Её сестра вышла замуж за австралийского художника, который родился в семье аборигенки и шотландца. «Его мать была старейшиной в своей общине, – говорит Татьяна. – Вместе с тем, она очень образованная женщина, читала лекции в университете. Хочу сказать несколько слов об аборигенах. В быту они живут как обычные современные люди, но очень бережно сохраняют и оберегают свои традиции и язык».

Татьяна и Наталья получили разрешение от старейшины на изучение и использование их техники росписи. «Техника аборигенов защищена юридически, – говорит Татьяна. – Разрешения даются очень небольшому количеству художников. Мы с сестрой очень увлеклись этой росписью и стали развиваться в этом направлении. Хочу сказать, что в Австралии лишь в последние годы началось активное продвижение техники аборигенов – её изучают в школах, устраиваются выставки».

Постигая искусство австралийских аборигенов, Татьяна Каззи как никогда сильно ощущала себя русской. Художница почувствовала, что продвижение русского искусства в Австралии является её миссией. В особенности после ухода из жизни её сестры Наташи. Параллельное увлечение австралийской и русской росписями, а также интерес к её выставкам и мастер-классам со стороны многонационального населения Брисбена подсказало Татьяне идею совмещения двух народных техник.

 

«Я уже начала работу по переплетению хохломы или гжели с техникой аборигенов, – говорит художница. – Я чувствую, что совмещение образов и символики даст очень необычный и интересный результат. В росписи аборигенов изображаются кенгуру, змеи, страусы, рыбы, птицы и другие символы. Причём, хочу сказать, что для аборигенов роспись – не украшение и не искусство, это их письменность, и с помощью символов они передают знания будущим поколениям. В русской традиции тоже множество птиц, рыб и других животных. При всём разнообразии техник в них есть много если не общего, то очень близкого. Точки, уголки, волнистые линии – это встречается и у аборигенов, и у русских».

На Фестивале славянской культуры и на другом фестивале «Играй, гармонь…» Татьяна планирует представить русские матрёшки, расписанные в аборигенской или смешанной технике. «Например, изобразить кенгуру, а вокруг дать хохломской узор, – делится творческими замыслами Татьяна. – Мне кажется, это будет интересно. Думаю, в России мои матрёшки тоже могут привлечь внимание. Хотелось бы показать их и на родине».

Голосов:
0

Комментариев: 0

Просмотров: 759

Поделиться

Также по теме

Елена Пиличева-Чорко: Одно из главных направлений деятельности соотечественников - продвижение позитивного имиджа России в Хорватии