Интервью

11.03.2019
Светлана Сметанина
Возвращение св. Николая Японского

Возвращение св. Николая Японского

В актовом зале Домовой церкви святой мученицы Татианы при Московском университете открылась выставка «Апостол Японии» – к 50-летию прославления в лике святых равноапостольного Николая Японского. О том, почему нам сегодняшним важно знать о его судьбе и какие заветы оставил подвижник, рассказывает историк-исследователь Николай Садовский, который более 20 лет посвятил возвращению памяти о великом русском миссионере.

– Историей Николая Японского Вы увлеклись более 20 лет назад. Как это произошло, что послужило толчком к Вашим исследованиям?

– Это случилось в 1997 году. Побывал я в храме Вознесения Господня, что на улице Большая Никитская, напротив консерватории. И там разговорился со старостой этой церкви Владимиром Алексеевичем Ивановым. Оказывается, в этом храме неоднократно служил начальник православной духовной миссии в Японии епископ Николай Японский, когда дважды приезжал в Россию. Владимир Алексеевич высказал мысль, что было бы неплохо побольше узнать о нашем соотечественнике. Тем более, что в то время об этом великом миссионере почти ничего не было известно – ни в православной, ни тем более в светской литературе.

Выставка в храме св. Татианы

Выставка в храме св. Татианы

У меня уже был опыт работы с архивными материалами, и я отправился в архивы Смоленской области, поскольку было известно лишь то, что Николай Японский родился где-то на западе европейской части России. Там мне сказали, что часть территории передали Тверской области. Мне пришлось поднимать в архиве все селения, в названиях которых обыгрывалось слово «берёза». Таких нашлось более 280. Тогда я нашёл в архиве карту позапрошлого века и по ней определил деревни, которые находились ближе к Смоленской области. Так я вышел на несколько селений и, в конце концов, у меня осталось 3 или 4 названия, где я и решил побывать.

Поезда туда ходят раз в сутки. Прибыл я глубокой ночью, выхожу, а вокруг такой туман, что вытянутой руки не видно. Куда идти? На ощупь нашёл станционный зал для пассажиров. И с рассветом пошёл искать деревню Берёза. Вдруг вижу – мужик вывел двух коров на пастбище. Я сошёл с дороги, весь мокрый от росы, а время начало пятого утра. Я к нему и первый вопрос: «Где кладбище?» Мужик рот раскрыл от удивления и моего вида – да вот погост. Я туда – думал, а вдруг найду там могилу родителей Николая Японского. Но кладбище оказалось относительно новым.

Пошёл в деревню, оказалось, что более старые захоронения находились на месте старинного храма, уже разрушенного. Там мне удалось обнаружить памятник из гранита, сделанный в виде волны, на памятнике фамилия – Скрыдлов. А в дневниках Николая Японского как раз упоминается эта фамилия. После гибели адмирала Макарова, героя Порт-Артура, командующим Тихоокеанской флотилией был назначен Николай Илларионович Скрыдлов. И именно с ним Николай Японский встречался, говоря в дневниках о нём: «мой земляк». Это был знак – наглядное подтверждение, что я нахожусь именно в нужной деревне.

Потом я поехал к главе администрации райцентра и ему также рассказал о цели своего поиска. Меня в тот момент такая радость переполняла, такой был душевный подъём, что я был готов, наверное, даже кошкам рассказывать о Николае Японском! Так мне хотелось поделиться своим знанием.

Глава администрации пригласил меня на открытие местного краеведческого музея – так совпало. И там он спрашивает у работников музея: а где у вас материалы о Николае Японском? Те смутились, потому что ничего не слышали о таком человеке, но очень заинтересовались моим рассказом.

– Вы же на родине Никола Японского ещё и памятный крест установили?

– После своей поездки я пришёл к старосте храма и доложил, что место рождения Николая Японского мною установлено. Владимир Алексеевич говорит: «Надо бы там что-то памятное сделать, чтобы и местные знали о своём земляке». А недалеко от этой деревни в посёлке Мирный есть лесоперерабатывающий заводик. Я встретился с директором этого предприятия и уговорил его на возведение там пятиметрового православного креста. Они согласились.

Потом, думаю, нужно же ещё что-то. Решил побывать на московском Тушинском машиностроительном заводе и упросил директора выделить мне металлическую пластину никелированной стали. Решил сделать надпись на ней о Николае Японском на двух языках – на русском и японском. Пришёл в консульский отдел японского посольства и попросил их перевести надпись с русского на японский. А уже на машиностроительном заводе мне эту надпись выгравировали на двух языках: «Здесь в с. Берёза 1 августа 1836 года родился Святой Равноапостольный Николай Архиепископ Японский (Иван Дмитриевич Касаткин)».

Вернулся в Берёзу, где уже к тому времени был готов крест, и думаю: неплохо бы к этому кресту добавить ещё что-то – фундаментальное. Мне подсказали, что около соседней деревни Дубровка из земли выходят каменные пласты – как бы земля их рождает. Они действительно огромные и имеют ровную поверхность, как шлифованную. Они ещё и разных цветов. Это уникальный природный эффект. Мне показалось это символичным и подумалось, что только в таких местах может родиться такой знаменитый человек, такая «глыба» человеческая. Я заметил там огромный камень-валун. И опять – к директору завода по переработке древесины. Он мне выделил трелёвочный трактор и огромную сетку из металлических канатов. Мы закатили в сетку этот валун и доставили его к кресту.

Фото: tverigrad.ru

1 августа 1998 года состоялось освящение памятника Николаю Японскому на его родине. И представляете – там собралось около тысячи человек! Приехали из Твери и священники, и работники различных учебных заведений. Сегодня в посёлке Мирный выстроен храм в честь Николая Японского, а в местном краеведческом музее, на открытии которого я когда-то побывал, целый зал посвящён выдающемуся земляку.

Потом меня пригласил митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл – наш нынешний патриарх Московский и Всея Руси. Я ему рассказал про свои изыскания, и он благословил меня на продолжение этой темы. Мне было интересно найти родственников отца Николая. После многих лет поисков на сегодняшний момент установлено более 150 родственников – потомков его родной сестры и младшего брата.

– Ежегодно в день памяти святителя Николая Японского (16 февраля) в Николо-Угрешском монастыре проходят конференции, посвящённые этому великому миссионеру, в которых Вы также принимаете участие. Что Вас особенно поразило в его судьбе? И что, на Ваш взгляд, нам – сегодняшним современным людям – особенно важно знать и помнить о Николае Японском?

– Чуть-чуть отойду от прямого ответа на ваш вопрос. Во всей литературе о Николае Японском указано, что он выехал из Москвы в Японию в 1860 году, а прибыл летом 1861. Получается, целый год добирался? В некоторых источниках написано, что он сплавлялся по реке Амур, а достигнув города Николаевск-на-Амуре, вынужден был там зазимовать. Где же он жил? Тогда ведь города как такого ещё не было, только строились общежития для работников. Я докопался, что он снимал угол у только-только перемещённого туда работника морского порта Макарова. Он прожил с ним под одной крышей всю зиму. А сын этого Макарова – будущий герой Порт-Артура адмирал Степан Осипович Макаров. Вот так судьба свела вместе двух великих сынов России.

Поэтому неудивительно, что свой первый зарубежный поход будущий командующий Тихоокеанской эскадры совершил именно в Японию и посетил там своего хорошего знакомого отца Николая. А потом уже он стал ктитором Воскресенского собора в Токио – собирал деньги на строительство этого храма. Мы знаем, что он великий теоретик ведения морского боя. А то, что он также автор книги «Православие в Японии», мало кто знает. Каждый раз, когда С. О. Макаров бывал в Токио, он посещал о. Николая Японского.

Воскресенский собор в Токио. Фото: ok.ru

Воскресенский собор в Токио. Фото: ok.ru

Возвращаясь к вашему вопросу… Лет 10 назад я услышал по радио, как кто-то из руководителей Смоленской области возмущался желанием немцев устроить на Смоленской земле памятное кладбище. Неплохо было бы ему познакомиться с дневниками Николая Японского, узнать, что он думал об этом. Ведь епископ Николай остался единственным на вражеской территории во время войны 1904 – 1905 годов – царское правительство дало распоряжение всем россиянам вернуться на родину. Николай Японский остался там, и японское правительство даже предоставило ему охрану в знак высочайшего уважения. Уже после этой войны он лично объездил все западные берега Японии, где находил множество одиночных захоронений наших офицеров, солдат, моряков, тела которых выбрасывало на берег. Японцы их вылавливали, определяли по медальонам их принадлежность и хоронили по православному обычаю с крестом на могиле.

Николай Японский выступил перед царским правительством с предложением создать братское кладбище, потому что ухаживать за одиночными могилами наших соотечественников сложно. Царское правительство поддержало его инициативу. Было создано такое кладбище и построена часовня. На его открытии присутствовали даже представители семьи японского императора и видные японские военачальники. И перед прахом русских солдат торжественным маршем прошли все рода войск Японии.

Продолжая эту тему, хотел бы сказать ещё вот о чём. Да, мы сражение за Порт-Артур проиграли, адмирал Макаров погиб при его защите. Но там похоронены тысячи защитников крепости и осталась памятная стела, на которой по-японски написано, что они поражены мужеством и отвагой русских солдат. Установили эту стелу японцы, сегодня они возят туда своих школьников, преподают им урок гуманного отношения. А за братским кладбищем русских воинов ухаживают японские буддисты. 

– Венок от императорского дома Японии на гроб о. Николая Японского – это как раз такой жест благодарности за укрепление связей между нашими народами?

– Когда в 1970 году Николай Японский был причислен к лику святых, местные православные хотели перезахоронить его с городского кладбища – под алтарь им же построенного православного храма в Токио. Но обычные граждане Японии запретили это делать. Их ответ был такой: мы должны иметь возможность в любой момент прийти и поклониться могиле Николая Японского, а в храме такую возможность будут иметь только православные.

На улицах Токио, 1905 г.

До конца жизни святитель Николай оставался верным своим убеждениям. Он признавал, что между Россией и Японией нет никаких существенных поводов для разногласий, никакого столкновения интересов, затрагивающих жизненные потребности наций, поэтому на Русско-японскую войну 1904-1905 гг. смотрел, прежде всего, как на следствие взаимного непонимания. А в своих дневниках писал: «Всё, что делается в Японии, более чем всякое другое государство должно интересовать Россию как непосредственную соседку её на Крайнем Востоке. Оба государства – молодые, полные свежих сил и надежд на долгую историческую жизнь. Притом, оба – совершенно различные по своему географическому положению, вследствие чего в будущем они могут не только помогать друг другу, но не встречаться одно с другим на перекрестных дорогах и не мешать одно другому».

Голосов:
0

Комментариев: 0

Просмотров: 559

Поделиться

Новости

23.08.2018 //14:02
В Москве проходит III Международный православный молодежный форум
08.08.2018 //13:10
В Москве прошла панихида по погибшим в Цхинвале мирным жителям и военным
03.08.2018 //19:16
Патриарх Московский и всея Руси Кирилл посетит Молдавию и Румынию
30.07.2018 //13:32
Владимир Путин назвал Крещение Руси отправной точкой становления российской государственности
27.07.2018 //13:44
В Киеве проходят торжества по случаю 1030-летия Крещения Руси
25.07.2018 //17:31
В День крещения Руси на Боровицкой площади в Москве состоится праздник православного хорового пения
01.06.2018 //15:10
Выставка, посвященная новомученикам и исповедникам Русской церкви, открылась в Риме
30.05.2018 //20:37
Первый Дальневосточный православный медиафорум прошел в ЕАО
05.12.2017 //18:03
Патриарх Кирилл пригласил иностранцев изучать теологию в России
29.05.2017 //17:05
Вандалы осквернили православный храм в Волынской области Украины

Все новости

Также по теме