Аналитика

18.04.2017
Виктор Пироженко
Оптимизм без иллюзий

Оптимизм без иллюзий

К итогам визита госсекретаря США Рекса Тиллерсона в Москву

Результаты встречи Рекса Тиллерсона с главой МИД России Сергеем Лавровым и Президентом России Владимиром Путиным дают некоторые основания для осторожного оптимизма. Вместе с тем никаких иллюзий быть не должно.

Наиболее важным в позициях России и США оказалось общее стремление нормализовать двусторонние отношения, и найти оптимальные, устраивающие обе стороны, решения в сирийском и северокорейском вопросах, по конфликту в Донбассе, по проблеме контроля над ядерными вооружениями, в вопросе кибербезопасности. С этой целью будет создана рабочая группа из спецпредставителей МИД России и Госдепа США, которые проанализируют все проблемные вопросы двусторонних отношений.

По «сирийскому вопросу» из разъяснений Тиллерсона на пресс-конференции следует, что США склоняются всё-таки к предвыборной позиции Трампа - главной целью в Сирии является борьба с ИГ (запрещена в России). Подтвердил общность интересов в этом вопросе и С.Лавров: «Наша общая решимость добиться полного уничтожения и разгрома ИГИЛ и прочих террористов остается в силе ... Стороны выступают за объединенную стабильную Сирию...». Если такая позиция будет американцами выдержана, то это станет серьёзным фактором сближения США и РФ, несмотря на сохраняющиеся разногласия по фигуре президента Сирии Асада.

Смещение Асада остаётся конечной целью политики США, но Вашингтон разграничивает борьбу с ИГ и внутрисирийское урегулирование.

Уход Асада видится Тиллерсону как обязательная цель такого урегулирования: «Уход Асада должен проходить... организованным образом... Каким образом это произойдет - это будет объясняться тем политическим процессом, который будет разрабатываться».

С. Лавров отметил, что решать будущее тех или иных сирийских политиков, как и прочие вопросы внутрисирийского политического устройства, следует как раз самим сирийцам в процессе примирения.

«...Это должен быть инклюзивный межсирийский диалог». Лавров подчеркнул также, что если выдвигать условием такого процесса уход Асада - законного президента Сирии и лидера крупнейшей политической силы, которая реально борется с ИГ, - то эта борьба будет проиграна.

Однако по вопросу очерёдности приоритетов США в Сирии позиция администрации Трампа находится, видимо, в процессе формирования, что подтверждается несогласованностью высказываний её официальных представителей до и после химатаки в Сирии, а также противоречиями в утверждениях о будущем Асада после 4 апреля. Если это так, то есть надежда, что детальные разъяснения Лаврова насчёт места и роли правящих в Сирии сил в борьбе с общим главным злом - ИГ, как-то повлияют на позицию администрации Трампа в отношении Асада.

По вопросу применения отравляющих веществ в Сирии 4 апреля США придерживаются прежней, абсолютно иррациональной позиции: сначала обвинить власти Сирии в его применении, а затем начать расследование.

Видимо, тактическая задача США - накопить достаточный дискредитационный материал против Асада, чтобы, когда дело дойдёт до выработки новой политической конфигурации в Сирии и выборов, пустить его в ход и добиться ухода сирийского лидера.

Понятно, что истина в этой ситуации волнует Вашингтон и его союзников меньше всего. Неслучайно, как сказал Лавров, «все... обвинения, поступающие в адрес правительства САР в применении химических отравляющих веществ (ОВ), основываются на т.н. «дистанционных показаниях» каких-то НПО, типа абсолютно дискредитировавших себя «белых касок».

Вот и сейчас, практически одновременно с визитом Тиллерсона в Москву, России пришлось заблокировать в ООН очередную антисирийскую резолюцию, подготовленную Западом, а заодно жёстко поставить на место хамоватого британского постпреда.

Больше шансов на договорённости между Россией и США по вопросу ядерного оружия КНДР. Оно несёт потенциальную угрозу в первую очередь даже не США, а России и Китаю, как непосредственным соседям Северной Кореи. Поэтому в принципиальном вопросе безядерного статуса Корейского полуострова американские позиции в основном совпадают с позициями Москвы и Пекина. Имеющиеся разногласия состоят в методах решения проблемы. Россия (как и Китай) настаивает на сугубо мирных методах с одновременными гарантиями безопасности КНДР со стороны влиятельных мировых и региональных центров силы, а США готовы пойти на военное решение.

В украинском вопросе обе стороны согласились, что Минские договорённости от 2015 года должны выполняться. Но дьявол, как известно, кроется в деталях. Показателем реальных намерений США будет их отношение к попыткам Киева произвольно поменять местами порядок выполнения своих обязательств по этим договоренностям: сначала получить контроль над украино-российской границей и установить свою власть в ДНР/ЛНР, а затем проводить выборы. Об особом статусе республик Киев вообще не вспоминает.

Стороны договорились возобновить двусторонний диалог по украинскому вопросу в дополнение к Нормандскому формату, что уже имело место при администрации Обамы. Но реальный результат здесь будет зависеть от того, будут ли США и далее потворствовать саботажу своими киевскими марионетками Минского процесса.

Антироссийские санкции Запада не обсуждались. Российская сторона в лице С.Лаврова заняла твердую позицию: санкции являются проблемой Запада, а не России.

Договорились стороны также и о возобновлении взаимодействия в сфере стратегической стабильности и контроля над вооружениями. В этом вопросе вряд ли будет какой-то прорыв, поскольку новая администрация продолжает реализовывать долгосрочные программы по подрыву российского (и китайского) потенциала ядерного сдерживания средствами глобальной ПРО. В настоящее время, как известно, идёт подготовка к размещению систем ПРО в Южной Корее.

Что в итоге? Учитывая многоплановость проблем и конфликтность российско-американских отношений, прорывов на встрече Лаврова и Тиллерсона не могло быть в принципе. Стороны подтвердили свои первоначальные позиции по всем мировым и двусторонним проблемам. На этом фоне достижением является спокойная атмосфера переговоров и то, что со стороны США продемонстрировано (пока на словах) желание работать над нормализацией двусторонних отношений.

В целом оправдался выдержанный и уверенный стиль действий российской дипломатии, который, будучи подкрепленным дозированной демонстрацией силы, принудил американцев перейти от истерик к деловому обсуждению проблем.

Перед Россией стоит задача самым активным образом и на всех уровнях продолжать влиять на формирование позиции администрации Трампа по принципиальным вопросам мировой политической повестки в интересах всеобщей безопасности.

Голосов:
0

Комментариев: 0

Просмотров: 464

Поделиться

Также по теме