Интервью

02.02.2016
Анна Генова
«Пеступлению и наказанию» 150 лет

«Пеступлению и наказанию» 150 лет

29 января 1866 года журнал «Русский вестник» начал публиковать главы нового романа Фёдора Достоевского «Преступление и наказание». О писателе и его великом романе мы поговорили с заместителем директора Музея Достоевского, президентом Российского общества Достоевского Борисом Тихомировым.

- При каких обстоятельствах именно журнал «Русский вестник» взялся за публикацию?

- Письмом от середины сентября 1865 г. Михаилу Никифоровичу Каткову, главному редактору «Русского вестника», Достоевский предложил своё ещё не написанное произведение. Тогда это был замысел не романа, а небольшой повести. Писатель, в очередной раз проигравшись в пух и прах на рулетке в Висбадене, крайне нуждался в деньгах, он сидел в гостинице буквально без обеда и свечей. Журнал «Современник» отказался печатать произведение Достоевского за то, что тот «бросал камушки в Чернышевского» (имеется в виду повесть «Крокодил»), а журнал «Библиотека для чтения», с которым у Достоевского была договоренность, разорился как раз летом 1865 г. С «Отечественными записками» (редактор А. Краевский) Достоевский тоже не нашёл общего язык. Оставался только «Русский вестник», в который он и обратился.

«Преступление и наказание». Иллюстрация Николая Каразина

- Какова была первая реакция современников на новый роман?

- Разнообразная, в основном, воспринимали как захватывающий детектив с психологически точным разбором мотивации убийства. Публицист Михаил Катков сказал Достоевскому, что благодаря «Преступлению и наказанию» у «Русского вестника» «прибыло 500 подписчиков лишних». Так что произведение сразу приобрело популярность и даже подняло рейтинг журнала.

- Почему именно этот роман вошел в школьную программу?

- Ну, во-первых, такова традиция. «Преступление и наказание» было включено в программу средней школы начиная с 1930-х годов. И, как ни странно, на протяжении 30-х годов изучалось монографически, то есть ему был посвящён целый блок занятий. Тогда для советских идеологов системы образования была важна «антикапиталистическая», «антибуржуазная» направленность произведения, которая при этом понималась достаточно прямолинейно. Потом на тридцать лет роман был изъят из школьной программы и вновь включён лишь в 1968 году. В новых методиках изучения уже не было такого грубого социологизма, как в предвоенные годы, но тенденция сохранялась в принципе та же. В последние десятилетия на первый план школьной программы вышла христианская мысль романа. И это, конечно же, лучше соответствует авторской концепции «Преступления и наказания», но порождает свои сложности как в преподавании, так и в ученическом восприятии. Высказывалось даже мнение, что глубина замысла этого романа «неподъёмна» для 15-16-летних подростков. Предлагалось заменить «Преступление и наказание», например, на роман «Подросток». Но это предложение не нашло поддержки. И это хорошо! Потому что, во-вторых, «Преступление и наказание» - это художественный шедевр. Это одно из самых композиционно стройных и совершенных произведений Достоевского. Плюс: это самый «петербургский» роман русской литературы. Сотрудники нашего музея проводят экскурсии по местам действия произведения, которые пользуются большой популярностью у школьников - ведь это очень «освежает» восприятие романа. «Преступление и наказание» также хорошо готовит к восприятию других романов Достоевского. Немаловажно, что это произведение является первым из так называемого «великого пятикнижия» писателя, в нём впервые проявились важнейшие принципы архитектоники религиозно-философского романа Достоевского.

Иллюстрация Д. Шмаринова к роману, 1935-36 гг.

- Какие, например?

- Если выражаться литературоведческим языком, «горизонталь» реального времени и пространства (сюжет преступления, наказания и воскресения Родиона Раскольникова) скрещивается с метафизической «вертикалью» (постоянные «прорывы» повествования в сакральный план: картина Судного дня в финале исповеди Мармеладова; вечность в виде баньки с пауками в рассуждениях Свидригайлова и прочее). Для постижения религиозно-философских глубин поздней прозы писателя указать на это исключительно важно! Изучение «Преступления и наказания» даёт в этом и многих других отношениях хороший опыт чтения Достоевского.

- Как Вы считаете, почему «Преступление и наказание» является самым известным романом за рубежом?

- Я не убеждён, что это действительно так. Когда говорят: «самый известный», то встаёт вопрос о критериях, о методиках построения рейтинга. О чём у нас речь: о тиражах, о количестве переводов, экранизаций, инсценировок? Всерьёз такими подсчетами никто не занимался, хотя это и представляется весьма небезынтересным. «Идиот», «Бесы», «Братья Карамазовы» - каждый по-своему - не менее популярны в мире, чем «Преступление и наказание». Так, на рубеже XX и XXI вв. в одном из рейтингов «Братья Карамазовы» вошли в десятку величайших книг минувшего тысячелетия как единственный русский роман. С другой стороны, «Записки из подполья» на Западе традиционно считают первым по времени экзистенциалистским текстом, открывшим эпоху не только в литературе, но и в мировой философской мысли.

Борис Тихомиров

В разные эпохи и в разных национальных культурах в «лидеры» выходил и выходит то один, то другой, то третий роман Достоевского. Скажем, в Японии сейчас огромными тиражами издаются и переиздаются всё те же «Братья Карамазовы» в новейшем переводе И.Камеямы. В 1950-е прогремел фильм А.Куросавы «Идиот». «Преступление и наказание» также весьма популярно в Японии, но с названными произведениями его судьбу в стране Восходящего Солнца сравнивать нельзя.

Если же говорить в общих чертах о причинах популярности «Преступления и наказания» в XX и XXI вв., то я думаю, что это связано с тем значением, которое с середины XIX в. в жизни человечества начала приобретать идея, ставшая с расшатыванием, а затем и с крушением традиционного общества новой мировой силой. Вспомните «каторжные сны» Раскольникова в эпилоге романа. Мир погружается в безумие: нет единого, общего связующего начала, у каждого своё представление об истине, сколько людей - столько и правд. И это оборачивается планетарной катастрофой. Вся история - как минувшего столетия, так и первых лет нового века, увы, это реальный комментарий к финалу «Преступления и наказания». Однако в финале звучат слова надежды: «Их воскресила любовь». Вот почему к этому роману вновь и вновь обращаются миллионы читателей во всем мире.

Михаил Шемякин. Сон Раскольникова, 1964 г.

- В таком случае, более глобальный вопрос: почему Достоевский в принципе является одним из самых читаемых автором за рубежом?

- Этот вопрос ещё более обширный и сложный, чем предыдущий. Достоевский - явление эпохальное. Однако эпоха Достоевского ещё далека от своего завершения. Переживаемое нами время в известном смысле находится внутри эпохи Достоевского. И именно этим прежде всего определяется значение духовного наследия великого русского писателя для современного человека вне зависимости от места проживания.

В одном из предсмертных набросков Достоевский записал: «Не как мальчик же я верую во Христа и его исповедую, а через большое горнило сомнений моя осанна прошла». Это признание является не только свидетельством личных религиозных исканий и обретений писателя, но и самой полной формулой творчества, открывающей природу потрясающей энергетики художественных созданий писателя. Ибо в творчестве Достоевского воплотить «осанну» - высшую хвалу Богу и созданному Им миру - возможно единственно изображая путь её прохождения через великое «горнило сомнений», потому что только таким и может быть путь свободы человеческого духа. Вот этим столкновением pro и contra, совершающимся не в умозрительной теории, а в сердцах человеческих, где «дьявол с Богом борется», и потрясает читателя творчество Достоевского. И может быть, прежде всего читателя нашего времени, вне зависимости от места проживания. А время наше таково, что в нём накопилась «критическая масса» аргументов contra, препятствующих вере и в Бога, и в человека, но равно и время, когда наряду с кризисом веры всё острее и острее переживается кризис безверия, тупиковый характер безверия, преодоление которого для многих может быть помыслено и приемлемо лишь на путях Достоевского - путях свободного духа, проходящего «через большое горнило сомнений»…

- Достоевский стал знаменитостью - ещё не мировой, но общерусской - ещё при жизни. И всё же, как отличается наше восприятие его фигуры и его творчества от восприятия того времени?

- Большинству современников не дано было понять и оценить масштаб и глубину творчества Достоевского. Для них он в значительной степени был «певцом униженных и оскорбленных» и/или «жестоким талантом» (определение критика Н. Михайловского). Открыл Достоевского, как великого христианского писателя и глубочайшего религиозного мыслителя, русский Серебряный век, начиная с Владимира Соловьева и Василия Розанова (затем пришли Николай Бердяев, Сергей Булгаков, Вячеслав Иванов и другие). В Европе и Америке его романы начали переводить в последней четверти XIX века, но осознали его подлинное значение лишь после Первой мировой войны, когда в человеке и обществе раскрылись такие «сатанинские бездны», о которых XIX век не мог даже и помыслить, и стало явью то, что современникам в произведениях Достоевского представлялось лишь фантастикой, гиперболой, бредом…

Илья Глазунов. Двор (к роману «Преступление и наказание»), 1983 г.

- Как Ваш музей отмечает эту годовщину? Планируется ли в связи с юбилеем романа проводить какие-то мероприятия в течение года?

- Сейчас у нас уже открыта выставка под названием «Перерыть все вопросы в этом романе». Вынесенные в заглавие слова - это запись «для себя», сделанная Достоевским среди черновых набросков к роману, в которой он определил «сверхзадачу» в работе над этим произведением.

Также мы планируем в юбилейном году переиздать (в дополненном и исправленном виде) мою книгу «"Лазарь! Гряди вон". Роман Ф. М. Достоевского "Преступление и наказание" в современном прочтении. Книга-комментарий». Она пользовалась большим спросом у читателей и давно разошлась.

В июне этого года в Гранаде (Испания) пройдёт очередной XVI симпозиум Международного общества Достоевского (International Dostoevsky Society), - это очень серьезная ассоциация, существующая с 1971 года. В этом году от нашего музея пять человек включены в программу симпозиума, пленарное заседание которого посвящено как раз 150-летию «Преступления и наказания».

Голосов:
2

Комментариев: 0

Просмотров: 3932

Поделиться

Также по теме